аўт, 26.01.2021
horki.info в Viber horki.info в Instagram horki.info в Одноклассниках horki.info в ВК horki.info в ВК Facebook horki.info в Twitter Новости horki.info по почте

Родился в Горках, прошел путь от грузчика до профессора и завкафедрой Томского университета

23.12.2020 – 10:58 | 394

От грузчика до заведующего кафедрой – таков путь нашего земляка Израиля Менделевича Разгона, кандидата исторических наук, доктора исторических наук, профессора, лауреата Государственной премии СССР, родного брата писателя Льва Разгона.

Его очень любили друзья

Израиль родился в Горках 14 апреля 1905 года в семье Менделя Разгона, рабочего знаменитой мастерской Падзерского.

Первоначальное образование он начал получать в еврейском хедере. После конфликта с ребе (учителем) родители перевели сына в обычную школу.

В годы Первой мировой войны Разгон вместе с матерью и братьями находился в Касимове Рязанской губернии. В 1918 вернулся на родину, в Горки, где продолжил образование в Горецкой трудовой школе 2-й ступени.

Его младший брат Лев Разгон, который стал в последствии известным писателем, в книге "Вчера и позавчера" вспоминал, что его брат Соля (так звали Израиля в семье) успевал по всем предметам, много читал и был большим общественником: избирался в ученический комитет школы и школьный Совет.

"По инициативе Соли, – вспоминал Лев Разгон, – в школе был организован, вопреки желанию Аниховского (директора школы – В.Л.) политический кружок… В этом кружке мы занимались тем, что изучали книгу Богданова "Политическая экономия в вопросах и ответах» и популярную в то время "Азбуку коммунизма…".

А когда в Горках открылась музыкальная студия, вспоминал Л.Разгон, "…Соля стал учиться игре на рояле и доучился до того, что на каком-то концерте играл галоп Доницетти, чем и вызвал слёзы счастья у нашей матери…".

Участвовал Израиль и в работе городской и школьной театральной студии.

"Солю очень любили его многочисленные друзья, – вспоминал Л.Разгон. – Я гордился им, когда видел, как оживляется молодёжь в его присутствии, с какой радостью его встречают, с какой любовью к нему прислушиваются".

Их отец Мендель часто был безработным и Соля, как старший сын, решил чтобы помочь семье и с 1920 одновременно с учебой в школе стал работать переписчиком в райлесконторе в Горках.

Хотел быть историком

После окончания в 1923 году школы Разгон поехал в Москву, где хотел поступить учиться на исторический факультет Московского университета. Но это сделать сразу не удалось и пришлось некоторое время работал грузчиком на складе Кожсиндиката.

С 1923 по 1925 год Разгон тяжело болел. С февраля 1925 по февраль 1926 работал грузчиком на Московском окружном военно-хозяйственном складе.

В 1925 вступил в ВЛКСМ и был избран секретарем комсомольской ячейки склада. В 1926 его приняли кандидатом в члены ВКП(б), а в 1928 – стал членом ВКП(б).

С февраля 1926 по февраль 1927 года – сотрудник Замоскворецкого райкома ВКП(б). Принимал активное участие в организации пионерского движения в Москве. И только в сентябре 1927 исполнилась его заветная мечта – учиться на историка. Израиль стал студентом исторической секции историко-экономического отделения 2-го Московского университета (в 1930 он был преобразован в Московский педагогический институт).

Учебу в вузе совмещал с работой: был заместителем заведующего опытно-показательного клуба Наркомпроса РСФСР в 1927-1930, педагогом-методистом Центрального дома детского движения при ЦК ВЛКСМ в 1930-1931, членом центрального бюро пионеров при ЦК ВЛКСМ. В 1931 году окончил университет по специальности "история" с присвоением квалификации преподавателя истории во всех средних учебных заведениях.

Первый в СССР

С сентября 1931 по июль 1934 года. Израиль Разгон был аспирантом кафедры истории СССР Московского института философии, литературы и истории им. Н.Г.Чернышевского (МИФЛИ). Писал кандидатскую диссертацию и одновременно преподавал в редакционно-издательском техникуме ОГИЗа, Московском областном педагогическом институте и Институте театрального искусства.

В 1934 году защитил кандидатскую диссертацию на тему "Восстание в тылу Деникина на Северном Кавказе и в Дагестане в 1919-1920 гг.". Он был первым, кто в СССР получил степень кандидата исторических наук. В 1940 году защитил диссертацию "Первый этап Гражданской войны на Юго-Востоке России" на соискание ученой степени доктора исторических наук.

Вместе со своим научным руководителем Исааком Израилевичем Минцем, доктором исторических наук, профессором, будущим академиком АН СССР, Героем Социалистического труда, принял участие в написании многотомной "Истории Гражданской войны в СССР", являясь старшим научным сотрудником (1934-1941).

Лев Разгон, который хорошо знал Минца и встречался с ним несколько раз, писал что это "…очень способный, даже талантливый человек, большого ума и малой совести".

Почему "малой совести"? Он считал, что Минц сочинил все "…периоды советской истории, начиная с 1917 года и кончая "главной и решающей" судьбу второй мировой войны героической битвой на Малой земле под предводительством полковника Брежнева…". Начал он это, еще когда руководил главной редакцией истории гражданской войны в СССР. И.Разгон вместе с Минцем занимались мифотворчеством и фальсификацией этой истории, когда были выброшены из неё все настоящие герои гражданской войны, а И. Сталина был изображён как "выдающейся" полководец.

В своих воспоминаниях Лев Разгон писал, что у его брата "…не было способностей ученого исследователя, а был талант учителя".

На наш взгляд, он ошибался. Израиль Разгон был талантливым учёным! И его способности учёного исследователя подтвердились, когда он участвовал в изучении истории Сибири.

С сентября 1934 по май 1940 он – доцент кафедры истории народов СССР МИФЛИ. С мая 1940 – профессор кафедры истории народов СССР, а затем профессор кафедры истории СССР МГУ.

В сентябре 1941 г. Разгон вместе с сотрудниками и студентами МИФЛИ и исторического факультета МГУ был эвакуирован в Ашхабад. В марте 1942 был отозван в Москву для ведения занятий с не эвакуированными студентами исторического факультета МГУ.

Одновременно преподавал и руководил подготовкой аспирантов в Академии общественных наук, Военно-политической академии им. В.И.Ленина и Высшей партийной школе при ЦК ВКП (б). Как один из авторов 2-го тома "Истории гражданской войны в СССР". Разгон в 1943 году был удостоен Сталинской премии 1-й степени. Полученные деньги он передал на строительство танков.

Друзья – трусы, ученики – предатели

Но не всё так безоблачно складывалось в жизни И.И.Разгона. Наступил 1949 год – год борьбы с "безродными космополитами". 3 марта 1949 года прошло партийное собрание исторического факультета МГУ, где доктор исторических наук, профессор А.Л.Сидоров выступил с разгромной критикой «"группы Минца". В своем докладе он указал на недопустимость проникновения "буржуазного безродного космополитизма" в историческую науку, поскольку "в современной обстановке идеи буржуазного космополитизма в науке… являются идеологическим оружием американского империализма". При этом он сослался на статью И.И.Минца "Ленин и развитие советской исторической науки". Характеризуя ее, Сидоров говорил, что "венцом надругательства над советской наукой, над трудами Ленина и Сталина, является совершенно недопустимое вражеское заявление, что основоположниками по изучению советского периода являются Разгон, Городецкий и др…".

Утверждения Сидорова были ложью. В статье Минца всячески выпячивается значение работ В.И.Ленина и И.В.Сталина. Свои далеко идущие выводы Сидоров сделал на основе всего двух слов о работах Е.Н.Городецкого, Э.Б.Генкина, И.М.Разгона и других историков, которыми, как написано в тексте, "положено начало" изучению советской истории". Очевидно, что это был лишь повод, чтобы разгромить И.И.Минца и его школу.

24-29 марта 1949 года в Институте истории АН СССР прошли заседания Ученого совета, посвященные борьбе с космополитизмом. Критика И.И. Минца заняла на них одно из центральных мест, его не порицал только ленивый. На этих заседаниях А.Л. Сидоров заявил: "На мой взгляд, во главе космополитизма в области исторической науки стояли академик Минц, профессор Разгон и его группа…". Вскоре заседание прошло в Академии общественных наук при ЦК ВКП (б). На нем прозвучал доклад заместителя заведующего отделом пропаганды и агитации Ф.М. Головенченко "О задачах борьбы против космополитизма на идеологическом фронте".

Несколько часов подряд высокие чины, а потом и преподаватели в унисон ругали "космополитов", которые "пробрались" в историческую науку, окопались на истфаке МГУ и разлагают молодежь. Особенно досталось И.И.Минцу и его школе. Прозвучал призыв "забить последний гвоздь в крышку политического гроба Исаака Минца и его прихвостней – Разгона, Городецкого и других…"

Лев Разгон вспоминал, что в газете "Правда" он увидел статью под названием "Лжеучёный". "Героем статьи был мой брат, которого самыми непристойными словами ругали за искажение истории гражданской войны на Северном Кавказе…"

Дело стало принимать опасный оборот. И многие маститые учёные стали, каяться, признавать "ошибки", просить прощение, отказываться от учителей, проклинать учеников. Лишь единицы не желали этого делать. Среди них был и наш земляк.

В марте 1949 года его увольняют из МГУ и направляют на работу в Сибирь. С 5 ноября 1949 по 1 сентября 1956 года он профессор, а затем заведующий кафедрой истории СССР Томского государственного университета.

Когда началась "хрущёвская оттепель", Разгон возвращается в Москву. И с 1 сентября 1956 по апрель 1958 г.г. вновь работает там старшим научным сотрудником Института истории АН СССР. Но долго работать в столице Союза он не смог. Вскоре вернулся в Сибирь.

Своему брату Льву Разгону он объяснял: "Понимаешь, как же мне тут жить и работать? Друзья – трусы, ученики – предатели…"

Талантливый преподаватель

С 1 мая 1958 года И.М.Разгон вновь заведующий кафедрой истории СССР (с 1966 года – истории СССР советского периода). С 3 декабря 1986 года – профессор кафедры, с 17 января 1987 года – профессор-консультант Томского университета.

Прекрасно знавший отечественную историю и лично знакомый со многими общественными и государственными деятелями 20 - 40-х годов, видными историками, он в ходе лекций дополнял изложение фактического материала их портретными характеристиками.

Один из учеников Разгона, впоследствии член-корреспондент РАН, Л.М.Горюшкин, писал о своих впечатлениях от первых лекций Разгона, которые слушал в 1949/50 учебном году: "Он энергично вошел в аудиторию, повесил пиджак на спинку стула и, расхаживая, начал увлекательно говорить. Знания как бы распирали его, и некоторым лекция казалась не всегда стройной: за ним, дескать, нелегко записывать. Большой знаток источников, хорошо знавший всех видных историков своего времени и многих еще живых исторических деятелей, он убедительно подтверждал выдвигаемые положения большим фактическим материалом и портретными характеристиками. Особенно популярны у студентов были его специальные семинары, в ходе которых Разгон учил студентов приемам работы с историческими источниками, умению анализировать исторические факты".

"Никакое глубокомыслие и никакое остроумие, – подчеркивал он, – не могут возместить незнание фактов".

Лев Разгон вспоминал: "Он умел протягивать какие-то ощутимые нити между собой и учениками, он не вещал, а просто и очень интересно рассказывал. В Московском и Томском университетах, где прошла почти вся его жизнь, он оставил после себя добрые и даже сентиментальные воспоминания".

"Никогда не позволял себе плохого и злого, – вспоминали его учёники. – Увлекательно рассказывал, но никогда не требовал от студентов ни точных формулировок, ни необходимых, по тем временам, слов…"

В Томске Разгон активно занимался научными исследованиями. В 60-80-е гг. в Томском государственном университете (ТГУ) под его руководством было проведено около 15 конференций по проблемам истории революционного движения в Сибири накануне и в период борьбы за Советскую власть в Сибири.

В начале 60-х гг. Израиль Менделевичем был выделен ряд ключевых проблем в изучении истории Сибири: положение Сибири в составе Российской империи, уровень и пути развития капитализма в Сибири, роль политической ссылки, межнациональные отношения, предпосылки и ход революции 1917, буржуазные и мелкобуржуазные партии в ходе революции и Гражданской войны на территории этого обширного края России и другие.

В 1960 году выступил с идеей написания обобщающего труда по истории Сибири. В его создании участвовало свыше 200 ученых сибирских вузов из Томска, Новосибирска и др. городов и Сибирского отделения АН СССР. В середине 60-х гг. под руководством нашего земляка была развернута работа над 4-м томом "Истории Сибири". В 1973 году эта работа была отмечена Государственной премией СССР.

Разгон вместе с другими учёными кафедры был одним из основателей Проблемной научно-исследовательской лаборатории истории, археологии и этнографии Сибири при ТГУ.

Участвовал также в написании и редактировании многотомных изданий "История рабочего класса Сибири" и "История крестьянства Сибири", "Победа Великой Октябрьской революции в Сибири".

Около 20 лет возглавлял объединенный совет по защите кандидатских диссертаций по историческим и филологическим и философским наукам, затем – по историческим наукам и специализированный совет по защите докторских и кандидатских. диссертаций по специальности "История СССР".

Под его руководством защитили кандидатские диссертации более 100 человек. Среди учеников свыше 30 докторов исторических наук. Это академик РАН Ю.А.Поляков, член-корреспондент РАН, директор Института истории СО РАН Л.М.Горюшкин, профессора М.Е.Плотникова, В.С.Флеров, М.С.Кузнецов, М.Б.Шейнфельд, В.М.Самосудов, Л.И.Боженко, С.Ф.Фоминых, Е.Н.Косых и другие.

И.И.Разгон был награжден орденами Отечественной войны II ст., Трудового Красного Знамени, "Знак Почета", медалями.

Он умер 1 сентября 1987 года. В 3-м учебном корпусе Томского государственного университета в память о И.М.Разгоне установлена мемориальная доска.

В заключение следует привести слова его брата, Льва Разгона, которые, характеризуют нашего земляка как личность: "…он был хорошим человеком, в нём было такое, что не давало ему стать обычным советским учёным холуем! Прежде всего, это сильное чувство собственного достоинства. Он никому не позволял наступить на свою личностную сущность".

Больше всего это относилось к его еврейству. Он любил своё местечковое еврейское прошлое, чтобы переписываться с мамой, он ещё студентом научился писать по-еврейски… Он знал множество еврейских народных песен и в частых застольях мог часами петь их. Эту слабость знали все его ученики и научились дружно ему подпевать. И сейчас, когда в какой-нибудь Бурятии или Ханты-Мансийске узкоглазый доктор исторических наук, приняв изрядную дозу "огненной воды", начинает петь: "Хацкеле, хацкеле, шпиль мир а казацкеле…" – то уже становиться всем ясно: это ученик профессора Разгона…"

Владимир Лившиц

Падзяліцца