сер, 18.05.2022
horki.info в Viber horki.info в Instagram horki.info в Одноклассниках horki.info в ВК horki.info вFacebook horki.info в Twitter Новости horki.info по почте

80 лет назад фашисты расстреляли узников Ряснянского гетто

29.03.2022 – 09:30 | 1599

Уроженец Рясно П.М.Горлачев (Перец) рассказывал: "Начало войны помню хорошо. В тот день я проснулся и все кричали: "Мелхоме, мелхоме..." ("война, война" – на идише). В полдень многие жители местечка собрались на базарной площади у громкоговорителя слушать речь Молотова. В магазинах сразу все выкупили, остались только пустые полки. …Как-то объявили, что высадился немецкий десант. Собрали всех мужиков с вилами, лопатами и прочим хозяйственным инвентарем отправили искать десант. Никого не обнаружили, вечером горе-вояки вернулись.

Солдаты и беженцы едва тянули ноги

"После сдачи Могилева по нашей центральной улице шли колонны солдат вперемешку с беженцами из Могилева на Рославль. Они были такие замученные, что едва тянули ноги. Тяжелое зрелище. Командир, что у нас был на постое, говорил, что надо бежать, немцы захватят все.

Однажды у нас остановились какие-то беженцы. Они приехали с детьми на бричке, к которой была привязана корова. Предложили один-два чемодана положить на свою бричку и ехать с ними. Мама категорически отказывалась. Тогда отец проделал такой фокус: взял чемодан и ушел за этими беженцами. Вечером отец вернулся, и тут мать уже согласилась ехать… Бегство наше было более-менее "удачным", так как мы ехали проселочными дорогами, а параллельно большаками уже шли немецкие войска…" – вспоминал П.М.Горлачев.

Точное число евреев ко дню оккупации не установлено

Известно, что по данным переписи 1939 года в Рясно жило около 350 евреев, это 16% от всех местных жителей, но точное число евреев, оставшихся в Рясно ко дню оккупации, не установлено.

Некоторая часть евреев из Рясно успела эвакуироваться на восток СССР, мужчины призывного возраста ушли в ряды Красной Армии.

И.Т.Пусовский вспоминал: "Сосед Залман Крендель пытался уехать, когда война началась, проехал десяток-другой километров и вернулся почему-то. Его тоже немцы расстреляли. Среди расстрелянных были две девушки-москвички, которые приехали к дедушке Алтеру на каникулы". (Из архива Могилевской инициативы "Уроки Холокоста").

В июне-июле 1941 года в местечке также находилось и несколько десятков еврейских семей из западных областей Беларуси. Кроме того, на летние каникулы и в отпуска сюда приехали евреи из других городов СССР.

14 июля 1941 года Рясно оккупировали немецкие войска до 2 октября 1943 года.

Нацисты начали с расстрелов коммунистов и активистов. Среди них были евреи.

Совсем скоро начался голод

Сразу после оккупации по данным книги "Encyclopedia of Jewish Life before and During the Holocaust", немецкий военный комендант назначил в Рясно старосту и организовал полицию, состоящую из местных жителей, в том числе Федора Хотьмана и Федора Терентьева.

Осенью 1941 года евреев зарегистрировали и заставили носить нашивки в форме звезды Давида. Их принуждали выполнять тяжелую работу без оплаты, запрещали покидать пределы села, систематически избивали, грабили.

Детям запрещали ходить в школу, взрослым – заниматься всеми видами профессиональной деятельности. Заставили сдать все ценные вещи.

Вначале евреи жили в своих домах. Но в январе 1942 года их переселили в дома в границах трех улиц в центре местечка и огородили колючей проволокой. В каждом доме было несколько семей, не хватало еды, дров для отопления, а зимой 1941–1942 годов температура опускалась до минус 40 градусов.

Элька (Ольга) Освищер, которая была узницей гетто, вспоминала: "В каждом домике – несколько семей. Молодых под конвоем утром гнали на работы. Осенью – на полях, зимой пилили и кололи дрова, мыли полы, убирали туалеты в комендатуре, стирали. Жители местечка – кузнецы, сапожники, портные – богатства своим трудом не нажили. Но и того, что имели, лишились. Первое время еще оставались какие-то припасы – картошка, мука, но совсем скоро начался голод…"

Приказали раздеться и залезть в ямы

3 марта 1942 года фашисты приняли решение расстрелять евреев Рясно.

По данным книги "Encyclopedia of Jewish Life before and During the Holocaust", расстрелом в Рясно занимался отряд 8-й айнзацкоманды (это специальная группа военных для уничтожения мирных жителей) из Кричева численностью 30-40 человек. С помощью местной полиции они собрали все еврейское население (мужчин, женщин, детей и стариков) и привели их к месту убийства примерно в 1,5 км к востоку от местечка. Там немцы приказали евреям раздеться до нижнего белья и забраться в подготовленные канавы. После этого людей расстреляли из автоматов.

Свидетельствуют документы Государственной Чрезвычайной комиссии: "Расстрелы мирных граждан производились, как и единоличными случаями, также и массовыми, особенно граждан еврейской национальности, как-то:

В марте месяце 1942 года (3 марта) в м.Рясно прибыл карательный отряд немцев в количестве 30-40 человек, который при помощи полиции собрал все еврейское население как местное, так и эвакуированное: мужчин, женщин, детей, стариков и погнал их в овраг восточнее м.Рясно, расстоянием 1,5 км. Здесь была совершена жестокая расправа с евреями – все были расстреляны немцами из автоматов. Прежде чем расстрелять людей, была снята одежда и обувь, и они остались в нижнем белье, после чего живьем клали по несколько человек в ранее приготовленные ямы и стреляли по ним из автоматов.

В этот день погибло ни в чем не повинных советских граждан м.Рясно около 600 чел. Это подтверждают граждане м. Рясно, счетовод колхоза "Советская Беларусь" Рыбаков Г.Я., который сам лично закапывал трупы погибших, и Иванова К.Л., которая знает некоторых погибших местных граждан, как: Ривкина Рива, Морина (по данным музея Яд Вашем – Мерина прим. В.Лившиц), Соня, Каган Янкель и т.д.

…на протяжении нескольких дней расстреливались русские и белорусы как заложники и за связь с партизанами. Кроме того, немецкая комендатура расстреливала бойцов и командиров Красной Армии. Таким образом, в м.Рясно было расстреляно по неполным данным около 800 человек мужчин, женщин, детей и стариков.

В Рясно гитлеровцы оставили в живых несколько девушек и женщин, над которыми издевались: на них, босых, в одних рубашках, возили воду, а через несколько дней убили".

Из акта Комиссии по установлению и расследованию злодеяний, учиненных против советских граждан немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Дрибинского района Могилевской области Белорусской ССР от 5-го ноября 1944 года). Книга "Памяць. Дрыбінскі раён". Мн.: 1996.).

Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации

АКТ

"Мы нижеподписавшиеся судебно-медицинские эксперты майор мед. службы Еремин, ст. л-т мед. сл. Киселев, жители местечка Рясна Могилевской области БССР Филимонова Е.М., Матвеенко М.А. составили настоящий акт в следующем:

3 марта 1942 г. немецко-фашистские захватчики учинили массовый расстрел жителей м.Рясна – евреев – всего 490 человек – беззащитных стариков, женщин, детей. Они все были согнаны ко рву длиной 25 метров, длиной 6х6 метров, глубиной 4 метра и зверски расстреляны. Перед расстрелом детей отделили от взрослых. Матери не хотели расставаться с детьми, гитлеровцы отнимали их насильно. В ров вместе с расстрелянными были сброшены несколько десятков живых детей и вместе с трупами засыпаны землей. Подписи 6 октября 1943 г."

Известно, что во время сбора евреев полицейские избивали и насиловали женщин и девушек.

Писателю Б.Казанову, который после войны жил в Рясно, местные жители рассказали, что один из полицейских Пусовский, который из-за того, что носил усы, имел кличку "Чапай" "убил Розу, мою дальнюю родственницу, а перед этим ее изнасиловал. Выглядело это так: Пусовский, войдя в дом к Ривкиным, чтоб вести их в ров, сказал семнадцатилетней Розе: "Давай я тебя вые…, тогда и убивать не жалко", – и он ею попользовался на глазах у матери и двух малолетних сестричек. Мать, Сара, отворачивая лица девочкам, кричала: "Роза, доченька, роди ему зверя, он явится и отомстит!"

Отомстил за Розу эсэсовец Карл Шульц, которому "Чапай" ответил не по уставу. И Шульц приказал своему парикмахеру-еврею сбрить у "Чапая" один ус. Это был знак, и полицаи утопили "Чапая" в реке" (Борис Казанов. Роман о себе. Глава "В Лисичьем рву").

В.Г.Соловьева вспоминала: "Коней из колхоза немцы раздали по семьям. Однажды моя старшая сестра получила наряд явиться с лошадью во двор пожарной части. Она поехала. Собралось много людей с подводами. Никто не знал, зачем их вызвали. Стояли и полицейские. Среди них разные люди были. Многие молодые парни 1926-1927 г.р. шли в полицию, чтобы их не отправили в Германию. Один знакомый сестры молодой полицейский из Черноречья сказал ей, чтобы под любым предлогом ехала домой, потому что их собрали, чтобы куда-то возить евреев. Говорили, что погонят их в Мстиславль. Собрали всех евреев и окружили полицейскими.

Немцев-карателей приехало всего трое. Стоял ужасный крик. Мороз был под 40 градусов. Местному населению выходить на улицу было запрещено. Мы продышали дырочку в наледи на замерзшем окне и видели, как они шли. Некоторые были босые, раздетые. Детей вели за руки. Они кричали и плакали от холода. Одна молодая женщина несла на руках ребенка, а другой малыш шел рядом, держась за юбку. Он плакал: "Мамочка, мне холодно!". А она гладила его по голове и говорила: "Сейчас, сыночек, нас всех погреют". Всех согнали в здание, а потом водили партиями человек по 25 на расстрел. Всех расстреливали у большого оврага – Лисьего рва. Это место еще называли Крумолы. Перед расстрелом раздевали до нижнего белья или совсем. Приказывали спуститься в ров и лечь на трупы. Расстреливал в затылок высокий немец с автоматом. …Местные жители, которым бургомистр давал наряды – ходили засыпать яму еще несколько дней, снег таял на телах… Когда все закончилось, мы вышли на крыльцо и все плакали. Одного старика Алтера везли на телеге. Он был седой, без шапки. Он крикнул маме: "Прощай!". Мама сказала, что, может быть, их еще куда-то отвезут, а он ответил: "Нет, нас где-то здесь закопают".

И.Т.Пусовский вспоминал: "Перед расстрелом евреев собрали на площадь. Рассказывали, что перед расправой, когда евреев собирали, религиозный старик Хаим Кац, лет 80-ти, вышел вперед и сказал, чтобы не кричали, не плакали, что такая их участь – умереть".

Н.В.Гудкова вспоминала: "Погибли во время расправы: Гуревич Роза Владимировна, Левин – хороший столяр, Каган – продавец, технолог спиртзавода Шпунт Абрам Соломонович, Кива из заготмагазина (Из архива Могилевской инициативы "Уроки Холокоста").

И.П.Науменко вспоминал: "Уехали в оккупацию немногие евреи из Рясно, почти всех убили здесь… Первыми расстреляли молодых мужчин. Потом детей, женщин, стариков. Ставили к яме по двое. Я был ещё пацаном, меня по наряду посылали закапывать трупы. Было очень холодно. Лежал снег… Мы кидали вечером снег на неостывшие тела, а он таял. Наутро опять собирали людей, чтобы закапывали. Полицейские стояли в оцеплении. Стреляло двое немцев. Третий, в высокой фуражке, стоял рядом.

Перед расстрелом евреев заставляли раздеваться. Одежду и все вещи, что собрали из хат, где жили евреи, свезли в магазин, где до войны работал Сорин. Видимо, объявили, что будут раздавать. Перед магазином собралась толпа людей и из нашей деревни и из соседних. Немцы из гарнизона, что стоял у нас, выкидывали одежду из окон, вспарывали подушки и тоже кидали в толпу. Перья разлетались. Мужики ловили вещи, а немцы фотографировали..."

Попытки спасения

В.Г.Соловьева вспоминала: "Одна девушка спряталась в высокий снег. Никто не заметил. Когда расстрел закончился, она тихонько позвала знакомого Гришку Рыбакова, который стоял с лопатой и ждал команды закапывать трупы. Гришкин сын в полиции служил, а дочь переводчицей у немцев была. Гришка позвал немца, чтобы девушку расстреляли…"

"Одна женщина за три дня до расстрела спряталась со своим трехлетним сыном на чердаке под лежаком. Дом обыскали и нашли их. Когда вели на расстрел, женщина просила всех, плакала: "Людечки, возьмите ребенка, у него русский отец, у него же русская кровь!" Но никто не мог подойти и взять".

"Одна девушка, она 10 классов закончила, преподавала в школе, спряталась в груду одежды, когда одежду забирали, ее нашли и застрелили".

И.П.Науменко: "Кто-то пытался бежать, но ловили и расстреливали. Один парикмахер-еврей забежал в больницу, где лечились раненые военнопленные. Но его там нашли".

И.Т.Пусовский: "Когда вели их по улице, один молодой рослый мужчина лет 30-ти по фамилии Подвальный бросился бежать в переулок, немец застрелил его прямо в затылок".

Удалось спастись Ольге (Эльке) Овсищер, которая родилась в Рясно в семье кузнеца. 2 марта 1492 года в дом ворвались полицейские, стали всех выгонять. Элька сорвала желтую звезду и перелезла через забор – ей удалось убежать. От деревни к деревне прошла Беларусь и дошла до деревни Велино на Смоленщине. Женщина, пустившая переночевать, посоветовала пойти к старосте, у которого было много детей. У него она смогла устроиться нянькой.

После войны окончила фармацевтическую школу, вышла замуж, родила дочь. После смерти мужа, с которым прожила 30 лет, в 1992 году репатриировалась в Израиль. О ее судьбе в марте 2006 года в статье "Желание выжить и мужество жить" было рассказано в газете "Еврейский Мир", которая на русском языке выходит в США.

Известно, что вместе с Элькой Освищер из гетто в Рясно бежал подросток. Она вспоминала: "Он заметил узкую щель и пролез в нее. Оба побежали. Раздались выстрелы. Беглецы приникли к земле. Когда стрельба стихла, они отползли в кусты и выбрались на дорогу в лес. Мальчик был ей незнаком, только что появился в Рясно, прибежал из другого гетто. Он сказал спутнице, что хочет добраться до деревни, где живет сестра". Дальнейшая судьба его не известна.

И.Т.Пусовский: "После войны вернулись немногие: кузнец Мерин Гетька, Мерин Моисей Исаакович, Орчик, Залман, Изя Чаусер (он потом переехал в Дрибин), Исаак из Дрибина, Эрман, Шнур и другие… (Из архива Могилевской инициативы "Уроки Холокоста", путеводитель "Забытые местечки Могилевщины", составители И.Шендерович, А.Литин – Могилев: 2009).

Память

После войны на месте расстрела был установлен обелиск. Надпись на памятнике на идиш гласит: "Здесь покоится прах наших братьев великих мучеников зверски убитых злодейскими руками извергов фашистов".

На втором памятнике, установленном на месте расстрела евреев Рясно в урочище "Лисий ров", написано: "Жертвам фашизма, павшим 4 марта 1942".

В настоящее время, благодаря данным музея Яд Вашем в Иерусалиме, а также книги "Памяць. Дрыбінскі раён" удалось установить имена 92 евреев, уничтоженных в Рясно, а также еще 14 местных жителей, которые погибли от голода в Ленинграде, в фашистских лагерях и гетто на оккупированной части СССР и Европы. Поиск жертв Холокоста в Рясно продолжается.

Владимир Лившиц

Смотрите по теме:

Падзяліцца