сер, 1.12.2021
horki.info в Viber horki.info в Instagram horki.info в Одноклассниках horki.info в ВК horki.info вFacebook horki.info в Twitter Новости horki.info по почте

В деревне Горы за один день погибло более 300 человек

25.10.2021 – 14:09 | 1875

Заставляли раздеваться и ложиться в могилу, некоторых закапывали заживо. Такими были ужасы трагедии, которая произошла в деревне Горы Горецкого района 80 лет назад.

Заставили раздеться и голыми ложиться в яму

В 1939 году в местечке Горы Горецкого района жило 355 евреев. С началом Великой Отечественной войны евреи призывного возраста ушли в Красную Армию и воевали на фронтах. Несколько семей успели эвакуироваться в неоккупированные районы СССР.

Деревня Горы была захвачена немецкими войсками в середине июля 1941 года. Здесь разместился гитлеровский комиссар и отделение полиции. Реализуя нацистскую программу уничтожения евреев, немцы организовали в Горах гетто, оно занимало нижнею часть деревни и его центр. Евреям приказали пришить на верхнюю одежду желтую нашивку, им запрещали покидать гетто, хотя оно не было ограждено. Узников использовали на принудительных работах, в том числе на овощных полях местного колхоза.

19 октября 1941 года фашисты решили уничтожить узников гетто.

Свидетель тех событий Ульяна Ходосевич вспоминала: "В начале октября собрали мужчин-белорусов и заставили копать большую яму на территории льнозавода. Затем фашисты и полицейские пригнали более 300 человек, заставили их раздеться и голыми ложиться в яму, а затем стреляли. Некоторых закопали еще живыми. Потом я видела, как полицейские везли целый воз одежды…"

Женщина с ребенком на руках, младенец, который обхватил руками шею старухи, наверное, своей бабушки, сотни трупов...

29 сентября 1943 года воины 290-й стрелковой дивизии освободили Горы, а в конце марта 1944 года тут побывал писатель Илья Эренбург и Василий Гроссман. В заметке "В местечке Горы" в книге "Черная книга о злодейском повсеместном убийстве евреев немецко-фашистскими захватчиками…" они писали: "В местечке Горы жило много евреев: рабочие лесозавода (авторы ошибались, в Горах был льнозавод – прим. В.Л.), ремесленники, колхозники "Чырвонага сцяга", кузнецы, швеи и сапожники местечка славились далеко в окрестностях. Кто не знал кузнеца Абрама Альтшуллера? Были в Горах десятилетка, библиотека, большой клуб, больница, парк культуры и отдыха... Пришли немцы. Офицер увидел на дороге шестилетнего мальчика и застрелил его. Это было началом.

С утра 19 октября 1941 года немцы окружили местечко. В дом восьмидесятилетнего Эфроса ворвался немец. Старик молился. Немец схватил его за руку: "Иди!". Эфрос ответил: "Не трогай! У меня хватит силы дойти до могилы!". Из соседнего дома немцы вытащили инвалида Гуревича, его жена Мира плакала. Гуревич сказал: "Мира, не нужно плакать". Евреев повели к заводу. Там была выкопана огромная могила. Старая Рахлей кричала: "Вам не забудут кровь этих младенцев! Вы ответите за все...". Ее убили первой. Евреев раздели. "Холодно!" – кричали маленькие дети. Хана Гуревич кричала: "Не дам гадам издеваться над моими детьми", последним убили старого Эфроса.

21 марта 1944 года (авторы ошибались, это происходило 29 сентября 1943 года – прим. В.Л.) Красная Армия освободила м.Горы. Откопали могилу около завода и увидели страшное зрелище: женщина с ребенком на руках, младенец, который обхватил руками шею старухи, наверное, своей бабушки, сотни трупов... Над раскопанной могилой состоялся митинг воинской части. Офицер Конищев сказал: "Запомните, товарищи, эту могилу! Поклянемся отомстить немцам за кровь невинных советских людей!"

В Горецком историко-этнографическом музее хранятся воспоминания ветерана 70-стрелковой дивизии Ивана Петровича Русинова. Его дивизия находилась в Горах с ноября 1943 года по июнь 1944 года. Он вспоминал, что "…в то время командовал отдельным лыжным батальоном, и ему командование поручило найти и вскрыть захоронение расстрелянных евреев. Проверяем ломами мерзлую землю. И вот нашли место захоронения. В верхнем ряду трупы полностью разложились, но, когда пошли глубже, стали доставать целые. Вытащили молодую женщину, старика и других. Военно-медицинская комиссия констатировала, что некоторые были расстреляны, оглушены прикладами, а некоторые были закопаны живыми...

Затем состоялось захоронение жертв фашизма. На митинг вместе с редактором нашей армейской газеты В.Ивановым приехал писатель И.Эренбург. Его имя нам было хорошо известно по статьям в газете "Красная звезда". После выступления на митинге Эренбург долго разговаривал с местными жителями, наверное, расспрашивал их о факте расстрела..."

Как известно, после этого был составлен "Акт о зверствах немцев в местечке Горы Могилевской области БССР 16 марта 1944 г.", где рассказывается о том, что было расстреляно более 200 человек. Впервые этот документ был опубликован в книге Ф.Д.Свердлова "Документы обвиняют. Холокост: свидетельства Красной Армии".

Как повлияло на творчество писателя Эренбурга участие в похоронах и митинге в местечке Горы, нам не известно, потому что он побывал в 1944 году во многих населенных пунктах, где уничтожали людей. Но именно в 1944-ом были написаны такие строчки:

В это гетто люди не придут.

Люди были где-то. Ямы тут.

Где-то и теперь несутся дни.

Ты не жди ответа – мы одни,

Потому что на тебе звезда,

Потому что твой отец – другой,

Потому что у других покой.

Ударил молотком полицейского во время расстрела

Тамара Наумовна Зенькович, внучка убитого Абрама Альтшуллера, вспоминала: "Мой дедушка был потомственным кузнецом. Почти вся его семья не успела эвакуироваться. Когда его вместе с детьми повели на расстрел, он взял и положил в карман молоток. Во время расстрела ударил им по голове одного из полицейских. За это вся его семья была живой вброшена в яму и в муках погибла".

Спастись удалось одной семье – Лане Шифриной и ее сыну Герману, которые в начале войны приехали из деревни Благовичи Чаусского района Могилевской области в местечко Горы к своему дяде Шифрину Мордухаю Шмулевичу.

Ее сын Герман вспоминал: "Около 7 часов утра 19 октября 1941 года возле дома остановился грузовик, из которого высыпали молодые полицейские и немцы. Двое полицейских вошло в наш дом. В это время в доме были мама и я. Они спросили, кто есть в доме и евреи ли мы.

Мать, сообразив, сказала, что она русская беженка Иванова, а я ее сын. Мы здесь снимаем комнату, и она показала им комнату, в которой мы жили. Полицейские собирались уходить, как вдруг открылась дверь и в комнату с криком: "Лана, что произошло?" – вбежал отец.

"Юда!", – сказали они и погнали нас на улицу. Мать сказала отцу: "Иди медленнее", а мне – "Беги к русским детям!" Я выскочил из дома на улицу и увидел двигающихся в мою сторону детей, за ними – взрослых, и побежал к ним. Я не делил людей по национальному признаку. Так я попал в колонну, которая двигалась от мельницы, и пошел впереди нее. Всех гнали к сельской управе, где были большая сельская библиотека и полицейский участок. Они находились на соседней улице, через два дома от нашего.

Так как моя мать была русская, не похожая на еврейку, и из местных ее никто не знал, она сказала, что она русская беженка Иванова, ее отпустили, дав ей в сопровождающие немца, чтобы по дороге домой не забрали снова.

Когда колонна, охраняемая немцами, поравнялась с нашим домом, я увидел мать и бросился к ней с криком: "Мама, мама!" Немец, сопровождающий колонну, схватился за ружье и крикнул: "Юда", но мать объяснила ему, что я ее сын, не еврей, и меня не тронули. В этот день все собранные около управы евреи были выведены за пределы села и расстреляны во рву около льнозавода".

Однако на этом страдания этой семьи не окончились. "Семь дней мы не выходили из дома, – вспоминал Герман Иванов (Шифрин), – на восьмой день мать разрешила мне выйти на улицу. Я пошел к соседскому мальчику, отец которого был агрономом в колхозе. Немцы сохранили это хозяйство. Мальчик мне рассказал, что полицаи задержали около библиотеки, рядом с которой был полицейский участок, 5 хорошо одетых в костюмы мужчин. Их сначала заставили произнести скороговорку: "На горе Арарат растет крупный, красный виноград", а затем произвели осмотр на наличие крайней плоти, после чего отвели ко рву и расстреляли разрывными пулями.

Вскоре на рынке мать познакомилась с несколькими женщинами из глухой смоленской деревни Лучки Красненского района Смоленской области, которые ночью забрали нас и вывезли из Гор… Впереди были еще два долгих, страшных года оккупации и смертельной опасности. Но это уже другая история". Сейчас Герман Мордухович Иванов (в действительности Шифрин) проживает в Германии, а эту фамилию он сохранил, так как она спасла ему жизнь.

Кстати, он двоюродный брат известного российского актера – юмориста Ефима Шифрина.

Имена погибших – на мемориале "Скорбящая мать"

На месте расстрела евреев в деревне Горы установлен памятник.

Имена погибших, известные на 01.01.1995 года, выбиты на памятных досках, установленных на мемориале "Скорбящая мать" в Горках.

В Иерусалиме, в мемориальном музее Яд Вашем в "Долине Общин", среди высеченных на камнях названий городов, в которых во время Холокоста убивали евреев, можно прочесть на двух языках, иврите и английском, название населенного пункта "Горы".

Список расстрелянных опубликован в книге "Памяць. Горацкі раён".

Владимир Лившиц

Падзяліцца