пят, 22.10.2021
horki.info в Viber horki.info в Instagram horki.info в Одноклассниках horki.info в ВК horki.info вFacebook horki.info в Twitter Новости horki.info по почте

80 лет назад погибло 2 530 евреев Горецкого гетто

05.10.2021 – 16:10 | 760

Более 50 лет автор этой статьи собирает материалы о Холокосте в городе Горки Могилевской области, где фашисты и их приспешники 7 октября 1941 года расстреляли более 2 500 человек. Их убили только за то, что они были евреями.

По данным переписи населения 1939 года в Горках проживало 12 475 человек, из них 2 031, или 16%, были евреями.

После начала Великой Отечественной войны евреи-мужчины призывного возраста ушли в ряды Красной армии. По данным архива музея Яд Вашем 173 жителям удалось эвакуироваться в неоккупированные районы СССР.

Все поняли, что нужно срочно бежать из города

По воспоминаниям бывших жителей Горок, летом 1941 года количество евреев в городе почти удвоилось. Многие целыми семьями приехали на летний отдых из разных городов Советского союза, а когда началась война, начали приезжать беженцы из оккупированной части Беларуси.

Ревекка Алеева, бывшая жительница Горок вспоминала: "В начале июля мы узнали, что такое бомбежки. Спасаясь от них, ночевали в районе кладбища. В Горках было много беженцев из западных районов. Одного из них по имени Такленок с двумя маленькими детьми приютила наша семья. Однажды Такленок пришел к отцу и сказал: "Надо срочно уходить. Немцы форсировали Днепр и взяли Шклов. Со дня на день будут в Горках".

Макс Фрейдин, ныне профессор, заслуженный экономист БССР, профессор кафедрой агробизнеса БГСХА, вспоминал, что "когда началась война, мне было 9 лет, но я хорошо запомнил, как отец, уходя на фронт, говорил: "Волноваться не нужно, враг будет разбит в ближайшие два-три месяца".

Когда бомбили город, все население спряталось в овраге в конце Мстиславской улицы. В это время наша семья некоторое время жила у родственников в деревне Горы. Затем вернулись в Горки.

Немцы приближались. Организованной эвакуации не было. Вывезли только академию. Все вокруг говорили, что нельзя создавать панику. Но мама и родственники складывали кое-какое имущество и ценные вещи в сундуки, закапывали их в сараях и прикрывали дровами, наивно полагая, что это все сохранится. Но обстановка накалялась. Мама пошла в артель "Пищевкус", где главным бухгалтером работал отец, и ей председательша Тищенко дала лошадь и телегу…

Немцы вошли в Горки со стороны Шклова 12 июля 1941 года. В этот день началась сильная бомбежка железнодорожной станции Погодино. Все поняли, что нужно срочно бежать из города.

В 18 часов наша семья уехала из города на подводе, которую дали нам власти, как семье военнослужащего. На одном из привалов лошадь с подводой потерялась. Мои родственники не знали, что им делать, и было мнение, что следует возвратиться домой. Но мой двоюродный брат Матвей Столяров убежденно сказал: "Я комсомолец. Немцы расстреливают комсомольцев. Вы как хотите, а я домой не возвращаюсь". Так, благодаря его настойчивости, мы остались живыми…"

В Горках на стенах домов появились приказы о том, что евреи исключались из жизни

Уже днем 12 июля 1941 года гитлеровцы захватили город и в него вошли войска 4-й танковой армии. Как свидельствуют данные книги, изданной Музеем Холокоста в США "Encyclopedia of camps and ghettos, 1933-1945 V II. Ghettos in German-Occupied Eastern Europe". Part B. – (New York.2012 . S. 1675), за ними последовали части 9-го армейского корпуса, входившие в состав 2-й армии.

С августа 1941 года Горки находились в ведении тылового района Группы армий "Центр", 286-й охранной дивизии и под контролем 199-го фельдкоманданта. Командование этих частей разместилось в учебном корпусе №1, а казармы в общежитии №1.

Нацисты сразу же установили режим кровавого террора, грабежа и насилия. Еще недавно шумный и жизнерадостный студенческий город Горки был превращен в город смерти и страданий.

Известно, что еще до начала Второй мировой войны фашисты разработали план захвата "жизненного пространства" для немцев. Русские, белорусы, евреи... Эти народы должны были быть уничтожены полностью или частично. Как известно, начали с еврейского народа.

Уже в конце июля 1941 года в Горках на стенах домов появились приказы немецких оккупантов о том, что евреи исключались из жизни. Согласно "Временной директиве по обращению с евреями на территории Остланда" им запрещалось ходить по тротуарам, ездить на общественном транспорте, посещать школы, библиотеки и заниматься всеми видами профессиональной деятельности, необходимо было сдать все ценности. На левом боку одежды и посредине спины нужно было носить шестиконечную желтую звезду.

В связи с тем, что многие жилые дома, где проживало горецкое еврейское население, сгорели в первые дни оккупации, евреи были собраны в границах улиц Мстиславская, части Интернациональной, где и было создано гетто.

Гетто руководил юденрат, обязанностью которого была регистрация евреев и распределение на работу. В воспоминаниях Дины Рысинй, которые хранятся в музее Яд Вашем в Иерусалиме, говорится: "Был какой-то еврейский комитет. Одна женщина из комитета пошла к коменданту, чтобы разрешили один раз помыться в бане. Женщина была не местная, говорила по-немецки. Комендант объяснил: в бане, где моются немецкие солдаты, евреи не имеют права мыться ни в коем случае".

Гетто было "открытого типа", то есть не было огорожено и не охранялось. Но обитателям под страхом расстрела было запрещено покидать эту территорию.

Несмотря на издевательства, люди надеялись, что фашисты их оставят в живых

Узники Горецкого гетто жили в чрезвычайной тесноте, по 8-10 человек в комнате. Нередко в одной комнате проживало по две-три семьи. Евреям приходилось добывать еду ночью, тайком выбираясь из гетто и обменивая вещи на продукты.

Как вспоминает Дина Рысина, "те евреи, которые покинули свои дома, уже не имели ничего из имущества. Обменивать им было не на что. Со Слободы приходили местные жители, кое-что давали – не в обмен, а так, обычно свеклу".

Обитателей гетто принуждали к тяжелому физическому труду. Их использовали на земляных работах: при копке траншей на бывшей территории сельскохозяйственной академии и расчистке домов, сгоревших в после бомбежке Горок. Свидетели вспоминают издевательства, когда нацисты и полицейские запрягали евреев в конскую сбрую и возили на них мусор.

В первые же дни немцы запретили евреям заниматься врачебной практикой. Затем выделили помещение барачного типа около районной больницы в Солдатской слободке. Там работала врач-терапевт Родина и стоматолог Мнухина. Они лечили только узников гетто.

Несмотря на издевательства, среди людей была надежда, что фашисты их оставят в живых. Они не знали, что еще задолго до войны гитлеровцы разработали план уничтожения евреев всего мира. Известно, что фашистами за годы войны было убито более 6 миллионов евреев.

С евреев снимали одежду и обувь, а затем расстреливали

В сентябре 1941 года под руководством бывшего профессора академии М.В.Докукина, который с августа 1941 года по февраль 1942 года работал оккупационным бургомистром Горецкого района, были составлены списки евреев Горок и района, подлежащих расстрелу. Эти списки были переданы фашистам. После войны М.В.Докукин был лишен звания члена-корреспондента Академии наук БССР, осужден на 15 лет лагерей и умер в заключении.

...Наступило 7 октября 1941 года. Трагический день в истории Горок. Еще за день до этого фашисты отобрали 16 мужчин и повели их в район деревни Задорожье, где сохранились две силосные ямы, приказали их раскопать и расширить.

Ранним утром местные полицаи и немецкие солдаты стали выгонять евреев из домов. Их избивали прикладами винтовок и нагайками и вели к бывшему клубу сельскохозяйственного института, а тех, кто не мог идти, загоняли в автомашины и везли в урочище Белый ручей. С евреев сначала снимали одежду и обувь, а затем группами по 100 человек расстреливали из пулеметов и автоматов.

Свидетелю этих событий Валентине Сорокиной было тогда 14 лет, она дружила и училась с теми, кого уничтожили фашисты, поэтому эти события врезались в ее память. "Был очень ветреный день. Однако несмотря на это, меня послали к родным в деревню Задорожье. По дороге догнали полицейские на лошади и потребовали, чтобы я не подходила к яме, которую копали мужчины. Через некоторое время мы услышали, как стреляли из пулеметов и автоматов. Из деревни было видно, как к ямам подводят раздетых людей и расстреливают их. К вечеру некоторые из жителей деревни подходили к могилам. Земля еще шевелилась, слышались стоны раненых. Могилы охраняли полицейские и не разрешали подходить близко".

У Анны Смольницкой во время расстрела погибли мать, сестра и родные. В 1946 году она приехала в Горки и нашла свидетельницу тех событий, которая ей рассказала: "С утра 7 октября по городу ходили нацисты и полицейские, которые собирали евреев. Им было приказано собраться в районе бывшего клуба института, взяв ценные вещи. Было собрано более 2 500 человек, которых группами по 100 человек подводили к ямам, приказывали раздеться, а затем ставили на край ямы и стреляли из пулеметов, а если кто-то оставался живым, их добивали из автоматов. А в это время все остальные стояли и ждали своей очереди. Многие женщины стали седыми, плакали, кричали…"

Были в Горках смешанные семьи. Так, у Н.К.Низовцова, который работал землеустроителем в РАЙЗО, жена Елизавета была еврейкой, были две дочери – Вера (шесть лет) и Эла (три года). Во время расстрела фашисты предложили ему покинуть семью, но он отказался.

Расстреливали фашисты и местные полицейские. Элиокуму Шапире, участнику Великой Отечественной войны, брату известного писателя Льва Разгона, когда он приехал в Горки сразу после войны, рассказали свидетели, что среди полицейских, участвовавших в расстреле, были братья Борис и Глеб Селезневы, отец которых работал в нашем городе врачом.

Элиокум рассказывал Разгону, что его поразило, что Борис был его близким другом, пропадал в их семье, дружил с его сестрами, их мать его кормила, ремонтировала ему одежду. И вот он, именно он, выводил и гнал их на расстрел.

– Ну, ты можешь мне объяснить, почему? – спросил он писателя. Лев Разгон не мог объяснить, почему за несколько месяцев друзья превратились в заклятых врагов.

Нет точного объяснения этому и у автора этого материала. Скорее всего, они не были настоящими друзьями, а "дружили" с этой еврейской семьей, потому, что это было в каком-то смысле выгодно. А семена антисемитизма не проявлялись до тех пор, пока не создалась благоприятная обстановка.

Попытки спасения

Понимая, что впереди неминуемая гибель, многие еврейские семьи делали попытку спрятаться или убежать. Сразу после войны, бывший житель Горок Михаил Цейтин узнал, что его родственнице Шевелевой вместе с дочкой удалось еще за день до расстрела скрыться в одной деревень Горецкого района. Однако их выдал полицейский. Обеих тяжело избили, привязали к лошади и тащили волоком по земле к месту расстрела.

Сделала попытку спасти своих сыновей Раиса Шварцман, которая сказала сыновьям Карлу и Владимиру бежать. Это увидели полицейские и застрелили мальчиков.

Сделала попытку убежать и семья Иосифа Черняка. Но его и жену Цилю, а также детей Марка, Григория и Двойру фашисты поймали около леса и расстреляли на месте.

Дине Рысиной с сестрой и детьми также удалось спастись. Она вспоминала, что 7 октября 1941 года "…нас повели к машине, которая стояла на углу улицы Интернациональной и Малой Интернациональной. Стерег нас полицейский с белой повязкой. Фашист пошел дальше за своими жертвами. Сестра говорит: "Что мы будем сидеть, все равно, пуля в спину или в лоб?". Кроме нас в машине никого не было. Мы вышли из машины, полицейский нас не задерживал, может быть, пожалел? Пошли вниз, к бане, и вдруг увидели опять того офицера, перепугались. Но он зашел в какой-то дом, а мы направились к своему дому.

…Идет навстречу одноклассница Зина Протасова. "Вы здесь? – говорит она. – Ведь вас расстреляют. Вы нигде не пройдете. Мы знали это уже вчера. Муж в типографии работает, они вчера печатали плакаты". Вывела нас на Заречье, привела к себе домой (на улице Вокзальной), накормила и напоила чаем, дала детям сахар и вывела огородами на Мстиславскую дорогу. И мы пошли с детьми на руках по нашей растоптанной фашистами земле…"

Известно, что еврея Черняка всю войну прятала в подвале дома в Горках его жена Ольга. Ближайшие соседи знали об этом, но не выдали.

Николай Окуневич всю войну прятал свою жену-еврейку Елену.

Остался в живых Владимир Кудрячев. Его тетя белоруска Нина Кудрячева, узнав рано утром, что будут расстреливать евреев, пришла к матери Владимира, забрала его и увезла в другой район (в Горках знали, что у нее не было детей). Так Владимир остался жив, а после войны она его усыновила.

Фире Левиной удалось бежать. Ее сын Илья Островер вспоминал, что его дедушка Соломон Левин был эвакуирован с предприятием из Горок в первые дни войны. А бабушка Рыся отказалась эвакуироваться и заявила, что "немцы – культурная нация, и они нас не обидят". Когда фашисты 7 октября 1941 года вместе с полицейскими повели Рысю и ее малолетнего сына Илью и дочь Фиру на расстрел, Фире удалось бежать и спастись. Ей, 16-летней девушке, удалось перейти линию фронта и добраться до Урала.

Одним из видов пассивного противостояния было самоубийство, которое совершил Григорий Татарский. До войны он работал врачом в городской поликлинике и занятый эвакуацией раненых и больных, не успел выехать из Горок. Когда еврейское население было согнано в гетто, лечил там людей. За день до расстрела вскрыл себе вены и умер.

Помощь местного населения

Героизм проявила бывшая студентка Белорусского сельскохозяйственного института Ольга Глушакова (на фото слева), которая спасла свою подругу по учебе – Анну Рысину (на фото справа). Ее удостоили почетного звания "Праведник мира".

Это звание присваивает Израильский институт катастрофы и героизма национального мемориала Яд Вашем не евреям, спасавшим евреев в годы нацистской оккупации, людям, которые рисковали при этом собственной жизнью. Признанные праведниками получают именную медаль и Почетную грамоту, а их имена увековечивают в Яд Вашем на Горе Памяти в Иерусалиме.

Известен факт, что семья Москалевых из деревни Волынцево Горецкого района спасла Анну Семеновну Алексеенко (девичья фамилия Эренбург), которая была родом из Могилева. После окончания войны она уехала на родину и работала там учительницей. Но эта семья пока не получила почетного статуса "Праведник мира", потому что не удалось найти Алексеенко, чтобы подтвердить факт ее спасения.

В деревне Хоминичи семья Прохора и Анфисы Сосуновых спасли свою невестку Фаню, которая всю войну жила в деревне. Жила в этой деревне и Хана, жена бойца Красной Армии. В деревне все знали, что они еврейки, но никто не выдал их фашистам.

Известно о случаях спасения евреев в деревне Поташи, в Ленино и Верещаках.

Были и другие люди, которые оказывали помощь и пытались спасать своих земляков. Многие сочувствовали обреченным, однако они  боялись им помогать, так как хорошо знали, что за помощь евреям фашисты могли расстрелять.

Память

Имена погибших, установленные на 01.01.1995 года, выбиты на памятных досках у мемориала "Скорбящая мать", помещены в книге "Памяць. Горацкі раён". В 2020 году вышла моя книга "Холокост: Горки и Горецкий район", где на основании данных музея Яд Вашем составлен более полный список погибших.

В начале 1960-х годов на месте расстрела 7 октября 1941 года членов еврейской общины был установлен памятник в урочище Белый ручей. В 1995 и 2005 годах на мемориале был произведен капитальный ремонт.

В Иерусалиме в мемориальном музее Яд Вашем в Долине Общин среди высеченных на камнях названий городов, в которых во время Катастрофы истребляли евреев, можно прочесть на двух языках, иврите и английском: "Горки" и "Горы".

Владимир Лившиц

Падзяліцца