суб, 25.09.2021
horki.info в Viber horki.info в Instagram horki.info в Одноклассниках horki.info в ВК horki.info вFacebook horki.info в Twitter Новости horki.info по почте

Мастер из Дрибина воскрешает к жизни старинные часы

03.08.2021 – 18:13 | 1117

Что бы ни говорили: временем управлять невозможно! – есть люди, которым под силу его остановить и даже повернуть вспять! Сверхспособности? Они здесь ни при чем. Речь о часовщиках – представителях редкой по нынешним временам профессии. Посмотрите по сторонам: сегодня в Могилеве на каждом шагу можно встретить мастерские по ремонту мобильных телефонов. А "точек", где чинят часы – раз-два и обчелся. Универмаг "Центральный"… Где еще? Рассказывает Максим Тетерин, МогилевОнлайн.

Причем под ремонтом чаще подразумевается замена батарейки либо деталей целым блоком в наручных часах. А за старые, что когда-то висели на стене в кабинете деда, да еще с боем – классика жанра! – редко кто возьмется. "МогилевОнлайн" побывал в гостях у такого человека и узнал немало интересного…

Необычное увлечение – ремонт и собирательство старых часов – появилось у жителя городского поселка Дрибин Александра Коробова несколько лет назад. Первый экземпляр будущей коллекции – маятниковый "Янтарь" в деревянном корпусе – Александр нашел у знакомого. Однажды ходики остановились, и владелец, не сумев отыскать причину поломки, махнул на них рукой. Купил кварцевые на батарейках, а старые оставил для антуража. После того, как Коробов из интереса сумел отремонтировать и настроить "Янтарь", простоявший 17 лет, владелец решил их ему подарить.

Этот прибор, к слову, самый старый в коллекции – сделан в 1952 году на Орловском заводе. Выглядит будто только-только из магазина – футляр заново покрыт лаком. Когда-то такие часы пользовались популярностью не только в СССР, но и поставлялись за рубеж.

Следующий экспонат презентовал коллега по работе. Так и повелось. И теперь у собеседника в коллекции более 10 рабочих часов, настенных – с боем и без боя, и настольных. Все сделаны на часовых заводах Советского Союза – Орловском, Владимирском, Челябинском, Сердобском, которые после распада страны переживали не лучшие времена и быстро прекратили свое существование. Всем им новый владелец в буквальном смысле слова дал новую жизнь.

Отчего останавливается время?

– Процесс восстановления часов кропотливый и скрупулезный, – рассказывает собеседник. – Это всегда ручная работа, кропотливый процесс и индивидуальный подход к каждому прибору. Часовщик должен обладать усидчивостью. Ремонт может занять час, а может растянуться на несколько вечеров. Основные "болячки" приборов? Например, в настольных часах с бегающим маятником выходит из строя маятниковая ось или же от перетяжки ключом ломается пружина завода.

Но завершение ремонта не означает завершение всей работы. Куда больше времени занимает настройка точности хода. Допустим, заменил испорченную деталь, часы идут, но вот досада – с отставанием. Пересматриваешь механизм и замечаешь где-нибудь на шестеренке едва заметный жесткий налет. А это пыль от золы – отопление в деревенских домах раньше было преимущественно печное – смешалась с маслом, которым смазывают детали. Вот одна из причин, по которой время замедляет бег.

Как и положено доктору, у Александра есть свой набор инструментов и средств, которыми он возвращает часы к жизни. Мелкий надфиль, пинцет, увеличительное стекло, тонкие отвертки, бутылочка масла… Часть инструментов – из тех, что используют ювелиры. И здесь, и там – работа тонкая…

Проблему с запчастями удается решать, разбирая приборы, которые уже не подлежат восстановлению. Некоторые детали делает сам.

За годы работы в руки мастера (хотя по роду деятельности Александр Коробов не часовщик, а завхоз; с хронометрами возится для души) попадало немало экземпляров. Среди них – и раритеты.

Однажды делегация дрибинцев была на экскурсии в историческом музее города Кричев. Директор музея посетовал, что в экспозиции есть старинные напольные и настенные часы конца 19-го – начала 20-го веков, да некому их настроить… В итоге на экскурсию в музей поехал Коробов. Привезенные механизмы пришлось разбирать, чистить – снимать грязь и ржавчину, смазывать, перепаивать детали… И теперь посетители дворца графа Потемкина, где находится музей, могут слышать биение времени.

А недавно дрибинчанин воскресил к жизни семейную реликвию жителя Минска – часы немецкой фирмы "Юнганс", сделанные в 19-м столетии. В родительском доме случился пожар и, спасая вещи, раритет выбросили через окно. К Александру "немца" доставили в плачевном состоянии: ни боя, ни хода.

"Старинные часы еще идут…"

Название для следующей истории подсказала песня, которую исполняла необычайно популярная в Советском Союзе певица Алла Пугачева. "Старинные часы еще идут, старинные часы, свидетели и судьи…" Помните? Взгляните на фото. Историю именно этих проследить, наверное, уже невозможно. Но кое-что мы знаем. Есть подсказка – фирменный товарный знак в виде надписи "Lenzkirch" плюс гравировка в виде еловой ветки и аббревиатуры "A.G.U". Итак…

Вторая половина 19-го века, а точнее (говоря о часах, иначе и нельзя) – 1851 год. Американец Исаак Зингер получает патент на свою знаменитую швейную машинку с ножной педалью. В Лондоне состоялось открытие первой Всемирной выставки, посвященной достижениям техники и культуры. Китай и Россия подписывают торговый договор, положивший начало официальным торговым отношениям стран. А в маленьком германском городке Ленцкирх, который находится в земле Шварцвальд – мекке часовых мастеров, несколько учредителей создают одноименное акционерное общество. Небольшой цех, принадлежащий часовому мастеру Эдуарду Хаузеру, предприниматели с капиталом – Франц Йозеф Фаллер, Николаус Рогг и другие. Фирму назвали Aktiengesellschaft Uhrenfabrikation Lenzkirch (или акционерное общество по производству часов "Ленцкирх", сокращенно – Lenzkirch AG).

В Европе годы, предшествующие Первой Мировой войне – золотая эра капитализма. При техническом прогрессе и высоком качестве производимых часовых механизмов АО "Ленцкирх" быстро набирало обороты и разрасталось. Собственная литейная, позолотная, мастерская для травления металлов… И если вначале фирма импортировала детали механизмов, то в последующем все составные части производились у себя, что дало возможность удешевить продукцию. Это касалось как часовых механизмов, так и шкафчиков для часов и отделки. Что касается ассортимента, то в каталоге было все: от будильников, напольных, корабельных часов и регуляторов до секундных часов с маятником. За свою продукцию на международных выставках фирма получила 15 наград: в 1854 году – в Мюнхене, в 1862 году – в Лондоне, в 1867 году – Париже. Еще были успехи в Барселоне, Чили и Филадельфии.

И даже когда умер основатель предприятия, технический директор Эдуард Хаузер – это случилось в 1900 году – дела шли прекрасно. Правда, тучи враждебные веяли, и в воздухе пахло грозой, вернее – войной, но тем не менее…

В начале Первой мировой "Ленцкирх" переориентировалось: перешло на выпуск товаров для военных. После окончания войны производство часов возобновили. Казалось, все идет по плану, однако… В конце 20-х годов 20-го века начался экономический кризис (последствие войны; в замечательном романе "Три товарища" писателя Эриха Марии Ремарка описываются эти события). Гиперинфляция обесценивала деньги так быстро, что предприятия платили зарплату дважды в день – иначе люди не могли купить в магазине съестного. Голод, обнищание масс, расцвет спекуляции всем и сразу… Спрос на часы упал, и к августу 1929 года фирма "Ленцкирх" закрывается. Увы…

Фирменный товарный знак акционерного общества (один из них на фото) неоднократно менялся, ведь хорошие вещи подделывали во все века. После выпуска миллионного (!) и двухмиллионного (!!) экземпляра ставился соответствующий номер с надписями "1 миллион" или "2 миллиона".

Цифры для того времени кажутся нереальными, но ничего удивительного: продукция шла на экспорт. В том числе в Российскую империю, представлявшую выгодный рынок. Возможно, данный образец попал в наши широты еще до революции. Или, как вариант, был привезен в качестве трофея в мае 1945-го…

Послесловие

– В наше время не часто встретишь человека, который способен устранить поломку в старых часах, – говорит Александр Коробов. – Нет сейчас и училищ, которые бы проводили обучение по специальности часовщик. В век электроники профессия эта бесперспективна и денег не дает. Жаль, конечно. Старые часы всегда вызывают интерес, облагораживают пространство дома. И не подвержены капризам сиюминутной моды.

Падзяліцца