аўт, 2.03.2021
USD2.60|EUR3.14|RUB3.51
horki.info в Viber horki.info в Instagram horki.info в Одноклассниках horki.info в ВК horki.info вFacebook horki.info в Twitter Новости horki.info по почте

Громко хлопают в ладоши. Как белорусов судят по "политической" 342-й статье

29.01.2021 – 09:27 | 309

В Беларуси активно проходят суды над участниками акций протеста. Большинство  по ст. 342 УК (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них). Мы решили посмотреть, какие формулировки использует обвинение и чем эти процессы отличаются от других уголовных дел. Пишет Адар'я Гуштын, TUT.BY.

Какие формулировки использует обвинение?

Один из самых громких процессов – дело 18-летних Софии Малашевич и Тихона Клюкача, которые получили два и полтора года лишения свободы соответственно. Молодые люди участвовали в акции протеста 6 сентября 2020 года, когда демонстранты пришли ко Дворцу независимости. В обвинении было несколько статей, но обратим внимание на формулировку по ст. 342 УК. Гособвинитель заявила, что Малашевич и Клюкач участвовали в массовом упорном и непрекращающемся нарушении общественного порядка, понимали противоправность и фактическую опасность совершаемых действий, предвидели и желали наступления общественно опасных последствий в виде грубого нарушения общественного порядка, сопряженного с явным неповиновением законным требованиям представителей власти, повлекшего за собой нарушение работы транспортных предприятий, учреждений и организаций.

Прокурор подчеркнула, что обвиняемые заведомо знали, что нарушается установленный порядок организации и проведения массовых мероприятий, умышленно и с использованием оппозиционной символики (у Софии был самодельный небольшой бело-красно-белый флаг, у Тихона – белый браслет и значок с "Погоней", которая является историко-культурной ценностью. – Прим. TUT.BY) с целью публичного выражения своих общественно-политических настроений и протеста против действующей власти приняли активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок, сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти.

– Публично выкрикивали лозунги, производили громкие хлопки руками, участвовали в массовом длительном и упорном непрекращающемся нарушении общественного спокойствия, пребывали в первых рядах массового мероприятия, что повлекло грубое нарушение общественного порядка и работы общественного транспорта, учреждений и организаций по проспекту Победителей, – заявила прокурор.

Похожие формулировки в деле еще одного 18-летнего минчанина, его задержали 23 сентября в Серебрянке. В обвинении указано, что он публично выкрикивал лозунги, совершал громкие хлопки руками, а затем совместно с иными гражданами вышел на проезжую часть и заблокировал движение транспорта, включая общественный.

А вот какие формулировки использовал гособвинитель в процессе по "делу Тихановского" в Гродно, где судят Дмитрия Фурманова, Евгения Розниченко и Владимира Книгу, задержанных вместе с Тихановским на предвыборном пикете 29 мая. По версии обвинения, мероприятие было направлено на обострение политической ситуации в стране, создание политической и идеологической вражды в обществе, участники использовали плакаты, содержание которых наносит вред общественному порядку. Тот факт, что мероприятие было снято на видео и транслировалось в интернете, также является признаком преступления, по мнению прокурора, поскольку таким образом соратники Тихановского пропагандировали свои противоправные действия.

Похожий текст мы встретим и по делу олимпиадника, призера спецфонда президента Евгения Калиновского, его задержали 14 июля, в тот день в Минске прошла акция протеста, поскольку Виктору Бабарико и Валерию Цепкало отказали в регистрации кандидатами в президенты. Согласно обвинению, Калиновский прибыл на проспект Независимости с целью публичного высказывания незаконными способами своих общественно-политических взглядов и протеста, ведения деструктивной деятельности, направленной в том числе на обострение напряженности в обществе, и принял активное участие в групповых действиях, которые нарушали общественный порядок, были связаны с явным неподчинением сотрудников органов внутренних дел. Обвиняемый, как отмечено в материалах дела, находился в первых рядах в сцепке с другими участниками, публично выкрикивал лозунги, громко хлопал в ладоши.

Отсидели "сутки" по административному делу, теперь сидят по уголовному

Многие обвиняемые по ст. 342 УК уже отбыли административный арест или заплатили штраф за участие в несанкционированном массовом мероприятии (ст. 23.34 КоАП). В протоколе об административном правонарушении указывалось, что в действиях гражданина нет состава преступления. Однако позже в отношении этого же гражданина возбуждают уже уголовное дело, за совершение преступления.

Вот пример. 47-летнего минчанина Михаила Глуховского задержали 1 ноября 2020 года возле парка Челюскинцев, в тот день проходил воскресный марш "Дзяды", участники шли в Куропаты. Глуховского задержали в 14.40, из милиции доставили в изолятор в Жодино, где прошел суд, который за участие в акции назначил штраф 15 базовых величин. Мужчину отпустили. Но через неделю задержали снова – уже в рамках уголовного дела (ч. 1 ст. 342 УК). Согласно обвинению, Глуховский принимал участие в несанкционированном массовом мероприятии на проспекте Независимости в Минске 1 ноября с 13.00 до 17.15, где обвиняемый длительное время нарушал общественный порядок: находясь в первых рядах массового мероприятия, вместе с группой людей блокировал движение транспорта, выходил на проезжую часть дороги.

– Здесь два важных момента, – обращает внимание адвокат Антон Гашинский. – Во-первых, совершение административного правонарушения может не совпадать по времени и месту с совершением преступления, это четко указывается в протоколе. Во-вторых, в уголовном процессе нет преюдициального значения решения по административному делу, то есть установленные в административном процессе факты не обязательны для уголовного процесса. Кроме того, есть момент оценочности. Суд оценивает доказательства, руководствуясь не только законом, но и своим внутренним убеждением.

Ущерб – десятки тысяч рублей

Поскольку в обвинении по ст. 342 указывается, что действия участников протеста повлекли нарушение работы транспортных предприятий, учреждений и организаций, в материалах называется сумма ущерба. Так, по делу Софии Малашевич и Тихона Клюкача отмечено, что общая сумма ущерба в работе организаций и общественного транспорта составила около 30 тысяч рублей. За участие в акции 6 сентября обвинения предъявлены и другим фигурантам.

По делу Михаила Глуховского, задержанного на марше по пути в Куропаты, указано, что предприятию "Минсктранс" нанесен ущерб на сумму свыше 10 тысяч рублей (было приостановлено движение 14 автобусов и 10 троллейбусов в районе проспекта Независимости, улиц Волгоградской, Кедышки, Логойского тракта, Филимонова, Калиновского). Однако по итогам акции 1 ноября было заявлено, что уголовное дело возбуждено в отношении более чем 230 граждан.

Иск о взыскании ущерба в солидарном порядке (сумма делится всех фигурантов уголовного дела) может быть выделен в отдельное производство, уже в гражданском процессе. По сути, для истца не имеет значения, кто конкретно погасит ущерб, это может сделать и один обвиняемый, который потом в регрессном порядке может взыскивать оставшиеся деньги с других фигурантов.

Прокуроры ориентированы на максимальные меры наказания

Известно, что с 9 августа в Беларуси возбуждено более 400 уголовных дел, связанных с "нарушением общественного порядка". Как мы уже отмечали, чаще всего фигурантам предъявляют обвинение по ч. 1 ст. 342 УК, санкция статьи предусматривает наказание в виде штрафа (от 30 до 1000 базовых величин), или ареста (до 3 месяцев), или ограничения свободы (до 3 лет), или лишения свободы (до 3 лет).

Генеральный прокурор Андрей Швед публично заявлял, что "государственные обвинители ориентированы на то, чтобы просить суды выносить для протестующих максимальные меры наказания".

Пока можно встретить в СМИ и в сообщениях правозащитников, что фигурантов дел по ст. 342 приговаривают либо к лишению свободы, либо к ограничению свободы (как с направлением в исправительное учреждение открытого типа, так и без направления), в том числе людей, ранее не судимых.

При этом в постановлении Пленума Верховного суда указывается, что судам следует в полной мере использовать предоставленные законом возможности для назначения наказаний, не связанных с лишением свободы, лицам, впервые совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, или менее тяжкие преступления (ст. 342 УК относится к категории менее тяжких). Если наряду с лишением свободы санкция закона, по которому лицо признается виновным, предусматривает и другие, более мягкие виды наказания, при постановлении приговора необходимо обсуждать вопрос о назначении наказания, не связанного с лишением свободы. Лишение свободы за такие преступления может быть назначено, если суд, исходя из конкретных обстоятельств дела и личности виновного, придет к выводу, что достижение целей уголовной ответственности и, прежде всего, предупреждение новых преступлений со стороны виновного невозможно без изоляции его от общества.

Свидетели в балаклавах, с измененными именами

В последнее время все чаще на судебных процессах, особенно на политических, свидетели выступают под вымышленными именами, по видеосвязи, из другого помещения или вообще не являются в суд. В основном это касается представителей власти. Такая мера по закону была предусмотрена и раньше именно в уголовном процессе: при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю, эксперту или иным участникам уголовного процесса, а также членам их семей, близким родственникам и другим лицам, которых они обоснованно считают близкими, угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества либо другими противоправными действиями.

TUT.BY

Смотрите по теме: