нядз, 29.11.2020
USD2.58|EUR3.08|RUB3.41
horki.info в Viber horki.info в Instagram horki.info в Одноклассниках horki.info в ВК horki.info в ВК Facebook horki.info в Twitter Новости horki.info по почте

Параллельная реальность для своих: как "На страже" и "Спецназ" пишут о протестах

30.10.2020 – 09:02 | 364

Протестующие заманивают силовиков в засады, атакуют их "коктейлями Молотова", бросают в них камни из окон и таранят "боевые порядки ОМОНа" машинами. Вы хоть раз видели такое за почти три месяца протестов в Беларуси? А ведь именно так ведомственная газета "На страже" и журнал "Спецназ" описывают белорусские протесты для своих читателей. Еврорадио изучило, как государственная пропаганда описывает протесты, как “они” видят тех, кого избивают на улицах, – и сравнили это с тем, как всё было на самом деле. Без преувеличения, силовики конструируют "параллельную реальность для своих".

Доступ в интернет и распространение контента

9-11 августа по всей Беларуси "лежал" интернет. Такой пример: утром 10 августа в редакцию Еврорадио позвонила женщина из Орши и попросила рассказать ей, что происходит в Минске. Узнать что-то по-другому было просто невозможно!

Однако безымянный автор журнала "Спецназ" считает, что протестующие пользовались высокотехнологичными схемами передачи данных, обкатанными во время массовых протестов в Гонконге: "Отснятый контент передавался с помощью приложений, позволяющих передавать данные между смартфонами без подключения к интернету. Так информация аккумулировалась в смартфонах координаторов, которые затем отвозили её иностранным помощникам".

И тут самое главное. "Иностранные помощники" по спутниковым каналам доступа в интернет передавали данные в телеграм-каналы и СМИ. Мно-го-хо-до-воч-ка.

В реальности всё было намного проще и одновременно сложнее. 9-11 августа в интернет можно было пробиться через некоторые VPN-сервисы и proxy. Так, разработчик VPN-сервиса Psiphon рассказал, что на пике их приложением пользовались почти 2 миллиона белорусов – треть всех интернет-пользователей страны.

Однако чаще всего репортёры диктовали информацию с места событий по телефону, а отснятый материал сами привозили в редакцию.

Во время блокировки интернета все сервисы Google практически перестали работать в Беларуси. Однако некоторые другие платформы, пусть и медленно, но продолжали функционировать. В первую очередь – облачные серверы для передачи данных. Это позволяло, пусть и медленно, но загружать фото и видео и расшаривать его для других.

Байкеры

Вечером 11 августа в Минске были остановлены шесть мотоциклистов. Видео брутального задержания попало к объявленному экстремистским телеграм-каналу Nexta. На нём сотрудник милиции достаёт табельное оружие, угрожает им задержанным. С байкерами грубо обращаются, их избивают. При этом мотоциклисты не оказывают сопротивления.

Ещё одно видео опубликовал в телеграм-канале "Чай з малинавым варэннем". На нём жёсткое задержание мотоциклиста прямо посреди дороги. Сотрудник милиции избивает байкера дубинкой.

Внезапный всплеск насилия к байкерам протестующие объясняют тем, что мотоциклетная экипировка позволяет защититься от действий силовиков. Но безымянный автор журнала "Спецназ" всё расставляет по местам. Оказывается, байкеры передавали цифровые носители с фото и видео в редакции СМИ: "Ведь байк – лучшее транспортное средство для передвижения, когда весь город стоит", – рассуждает автор.

Автору оказалось проще придумать миф о байкерах, которые развозят по редакциям "цифровые носители", чем принять тот факт, что белорусские независимые СМИ смогли найти обход блокировки интернета, предпринятой белорусскими властями.

Кроме того, байкеры были активными участниками "массовых беспорядков" и "Автомайдана", считает автор "Спецназа": "Мотоциклисты, двигаясь по дороге, останавливали движение, после чего из следовавших за ними автомобилей выходили люди".

До августовских событий байкеры не очень активно участвовали в акциях солидарности. Но после жестокости со стороны силовиков – присоединились к протесту. При этом стоит сказать, что в основном у белорусских байкеров до этих событий были хорошие отношения с МВД и ГАИ в частности. На закрытие мотосезона приезжал Игорь Шуневич (тогда – министр внутренних дел) и начальник республиканской ГАИ Дмитрий Корзюк. Также в байкерских слётах участвовал Виктор Лукашенко.

Велосипедисты

Неоднократно отмечалась запредельная жестокость силовиков при задержании велосипедистов. Вспомнить хотя бы недавнюю историю, случившуюся с Никитой Домрачевым, братом биатлонистки Дарьи Домрачевой, который ехал на велосипеде в районе улицы Зыбицкой.

В журнале "Спецназ" неизвестный автор всё расставляет по полочкам: велосипедисты ведут разведку для протестующих. Мол, они заранее приезжают в точку сбора и докладывают, какая там обстановка, следят за передвижениями силовиков.

Автор журнала "Спецназ" приходит к мнению, что это "управление" протестом. Однако с точно таким же успехом "управлением протестом" можно назвать телеграм-чат "Контроль автозаков", где люди рассказывают о расположении спецтехники. Симптоматично, что автор статьи в принципе не допускает возможность самоорганизации и считает, что за любой инициативой стоит приказ сверху.

В свежем выпуске "На страже" за 27 октября МВД объяснило, почему оно так плохо обращается с велосипедистами:

"В начале колонны стояли профессиональные "поводыри" – велосипедисты в полном защитном снаряжении, у которых были портативные музыкальные колонки и даже горны! Как говорится, все необходимое для "праздника", – пишет о воскресном марше 25 октября автор ведомственной газеты.

Силовики видят в велосипедистах "разведчиков" и "поводырей". В последние дни мы стали свидетелями нескольких брутальных задержаний велосипедистов. Их задерживали перед воскресным маршем 25 октября и на следующий день во время вечерних акций протеста.

Автомобилисты

Глубоко травмированные "Майданом" белорусские силовики постоянно ссылаются на украинские события и реалии. Не обошлось тут и без упоминания "Автомайдана": "Хорошо показал себя в Украине автомобильный протест, когда участники движения медленно едут на заданном участке дороги или вовсе организовывают пробку", – предаётся флешбэкам автор “Спецназа”.

В качестве примера использования этой технологии в Беларуси он приводит события 10 августа на улице Притыцкого: "Машины медленно "отступали", сопровождая протестующих. Тем самым они блокировали продвижение спецтехники". Автор статьи приходит к выводу, что водители сами стали участниками массовых беспорядков: "Автомайдан – не что иное, как несанкционированное массовое мероприятие с участием автомобилей".

Дальше описано, как некоторые "автомайданщики" таранят силовиков. И только тогда, считает автор "Спецназа", водителей и пассажиров стали задерживать. Вот только тут не то чтобы сходились даты. Первые задержания водителей начались ещё 9 августа. А наезды на силовиков произошли 10-11 августа, когда насилие на улицах достигло запредельного уровня. По всей стране люди в форме без опознавательных знаков вытаскивали людей из машин, стреляли по машинам из ружей, разбивали их в хлам дубинками.

Районные чаты

В интервью газете "На страже" глава ГУБОПиК Николай Карпенков рассказывает, что цель дворовых чатов – организация команд боевиков:

"Именно они во главе с хорошо известными нам бандитами, не раз побывавшими в местах лишения свободы, сейчас остались на улицах. Это аморальные циничные личности, которые открыто угрожают не только сотрудникам ОВД, но и нашим жёнам, детям, родителям, а также руководителям страны и журналистам".

После интервью милицейских начальников складывается впечатление, что белорусские силовики противостоят на улицах ордам вооруженных до зубов уголовников и маргиналов. Кстати, приблизительно об этом же омоновцы в автозаках рассказывают задержанным.

Как на самом деле? Дворовые чаты способствовали самоорганизации людей на самом низовом уровне. Сперва соседи знакомились между собой и по вечерам спускались во дворы, чтобы вместе попить чаю. Потом стали устраиваться концерты, лекции, кинопросмотры. Примерами такой самоорганизации среди дворов служат "Площадь Перемен", мероприятия в ЖК "Магистр", в "Каскаде" и другие.

Конечно, начальнику ГУБОПиК хочется выставить это всё радикальной клоакой, где куются боевики. Ведь это он заявлял, что в каждом таком чате находится его сотрудник, который за всеми следит. Периодически сотрудники ГУБОПиК устраивают деанонимизацию участников дворовых чатов. Правда, сложно понять логику этого действия – ведь там все и так друг друга знают.

Вооружение протестующих

По мнению силовиков, протестующие используют против них весьма внушительный арсенал. Журнал "Спецназ" приводит список: ножи, заточки, прутья, арматура, дубинки, флагштоки, отвёртки, телескопические дубинки, кастеты, удавки, молотки и краска. А ещё взрывпакеты, петарды и фейерверки, горючие жидкости, газовые баллончики, респираторы, строительные каски, балаклавы и другое.

Перечень изъятого у протестующих наводит на мысли, что силовики задерживали строителей.

После каждой крупной уличной акции счёт задержанных в Беларуси идёт на сотни. Предметы, которые перечисляет Карпенков, силовики находят у единиц. 

Металлические прутья упоминаются в милицейских сводках только один раз – в ночь с 9 на 10 августа их якобы использовали протестующие в Пинске. Петарды тоже упоминаются единожды: 16 сентября их изъяли у тех, кто "планировал нападение на силовиков". 

Биты упоминались в милицейских сводках за 11 октября. Якобы протестующие "использовали заранее приготовленные биты, камни, а также приспособления ослепляющего воздействия".

На фото и видео, которые публикует МВД, биты, прутья и арматура не попадали.

Были, по мнению Карпенкова, и пистолеты: "Размахивая пистолетами, захватывал транспортные средства [именно так, во множественном числе. – Еврорадио], чтобы затем, развернувшись, таранить им боевые порядки ОМОНа", – рассказывал начальник ГУБОПиК в интервью "На страже".

Правда единственный задокументированный случай такого захвата был 10 августа, когда группа неизвестных захватила МАЗ техпомощи, который ехал за троллейбусом. Правда, даже Следственный комитет не уверен, что там фигурировал именно пистолет, а не "предмет, похожий на пистолет". И тогда захваченный транспорт никто не направлял на "боевые порядки ОМОНа". Но Николаю Карпенкову виднее.

"Коктейли Молотова"

Больше всего воображение силовиков (и Карпенкова в частности) будоражит использование "коктейлей Молотова":

"9 августа молодчики, используя для прикрытия несовершеннолетних и женщин, начали прорываться на участки, нападать на сотрудников правоохранительных органов, пытаться захватывать в заложники работавших на избирательных участках женщин. Использовались арматура, ножи, "коктейли Молотова". Всё для того, чтобы добраться до бюллетеней".

Сотрудники ГУБОПиК якобы выезжали на "десятки участков", чтобы освободить людей и забрать документы. "На наши автобусы нападали, разбивали стёкла, бросали "коктейли Молотова", – рассказывает Карпенков. А в "Главном эфире" глава ГУБОПиК и вовсе рассказал, что его сотрудников заманивали в дворы, в засады, где на головы летели "бутылки с зажигательной смесью".

Какие доказательства он приводит? Просто заявляет: "Всё это было". Если бы подобные случаи произошли на самом деле, о них сразу же стало бы известно. Разве пресс-служба МВД стала бы их скрывать? Но вместо силовиков с ожогами от попавших в них "коктейлей Молотова" нам рассказывают, как девушка при задержании в троллейбусе укусила милиционера за бедро.

Единственный случай применения "коктейлей Молотова" в Минске был задокументирован в ночь с 10 на 11 августа. Когда силовики пошли на штурм баррикад на улице Притыцкого, протестующие швырнули несколько бутылок с зажигательной смесью на асфальт перед щитами. Ни одна из бутылок не долетела до людей. Но теперь все разговоры в силовых ведомствах только о "коктейлях Молотова", которые применяются против них.

Яд для силовиков

В интервью газете "На страже" Николай Карпенков рассказывает про зловещий план протестующих отравить силовиков. А в случае, если пострадают другие, – обвинить "людей в форме": 

"Незаконными способами ввезли в страну сильнодействующие отравляющие вещества, планировали использовать их во время протестных акций против милиционеров. При этом "забывали" о том, что малейшее дуновение ветра унесло бы эти ядовитые пары в обратную сторону. Впрочем, тогда главными злодеями назвали бы людей в форме, которых обвинили бы в применении опасных веществ".

Позже в "Главном эфире" Карпенков добавил, что у задержанного была "целая бригада высотников. Они планировали, где происходит встреча, распылить вот это сильнодействующее вещество, которое опасно. Оно и взрывоопасно, и оно, получается, очень опасно при вдыхании".

Вероятно, Карпенков имел ввиду случай Степана Латыпова, задержанного в сентябре промышленного альпиниста и борца с борщевиком. Его задержали на "Площади Перемен", когда он вместе с другими мужчинами защищал от силовиков мурал с диджеями.

Вскоре в эфире ОНТ заявили, что Степан Латыпов хотел отравить силовиков. В сюжете говорилось, что Латыпов "намеревался обработать отравляющими веществами их [сотрудников милиции. – Еврорадио] земельные участки и дачи, распылить эти вещества вблизи боевых порядков ОМОНа и внутренних войск во время протестных акций, чтобы вывести тех из строя, как он сам выразился, чтобы "зашлись блевотиной".

Как сообщают знакомые Степана Латыпова, отравляющие вещества ему нужны были для борьбы с борщевиком. У задержанного был небольшой бизнес по искоренению зловредного сорняка.

Главное фото: Уладзь Грыдзін

Смотрите по теме: