пят, 25.09.2020
USD2.60|EUR3.04|RUB3.38
horki.info в Viber horki.info в Instagram horki.info в Одноклассниках horki.info в ВК horki.info в ВК Facebook horki.info в Twitter Новости horki.info по почте

"Загадалі распрануцца дагала і зняць з шыі крыж". Пенсионерке из Горок пришлось сначала посидеть в изоляторе, а потом ей присудили штраф

10.09.2020 – 17:58 | 3777

В среду 9 сентября еще одна жительница Горок была оштрафована за участие в мирной акции протеста, которая проходила 30 августа в нашем городе. Зовут женщину Лариса Самсонова, она пенсионерка, индивидуальный предприниматель – в небольшом магазине по улице Максима Горецкого продает одежду белорусских производителей. Женщину насильно доставили в РОВД, держали там даже ночью, а потом судили.

2sciahi_18.jpg

"Усё, што са мною здарылася – гэта ад таго, што не працуе закон"

В самом начале статьи надо сказать, что Лариса Владимировна многие годы в повседневной жизни пользуется белорусским языком – говорит на нем, пишет и читает. Об этом знают все ее друзья, знакомые и покупатели. О том, почему мы делаем акцент на этом факте, нашим читателям станет сейчас понятно.

– Усё, што са мною здарылася, гэта ад таго, што ў Беларусі не працуе закон. Я была на дэманстрацыі ў Горках у адпаведнасці з Канстытуцыяй і нічога не парушала, – убеждена наша собеседница.

По ее словам, после воскресного митинга она отправилась дамой. На следующий день, в понедельник, дома Ларисы не было. Дочь сообщила, что в это время приходили люди в форме.

Утром того же дня милиционеры явились на работу к Ларисе, но она им не открыла: рядом не было ни коллег, ни покупателей, и женщина не захотела разговаривать без свидетелей. Спустя некоторое время нежданные посетители ушли.

После этого кто-то позвонил Ларисе и сообщил, что ее приглашают для беседы в РОВД. Женщина ответила, что если это приглашение, то она от него отказывается, но готова явиться по повестке.

Прошло несколько дней. Во вторник 8 сентября Лариса Владимировна была на работе у себя в магазине. Двери были открыты, продавцы соседних отделов находились неподалеку. Наша собеседница увидела, что в торговый зал вошли два милиционера и спросила, что их сюда привело. Они ответили, что принесли повестку. Лариса пояснила, что в жизни пользуется белорусским языком и попросила, чтобы этот документ был на привычном и понятном для нее государственном языке.

– Міліцыянер сам пацвердзіў, што ў іх двухмоўе. Я папрасіла, каб яны размаўлялі са мной па-беларуску, тым больш, да гэтага іх абавязвае закон. У адказ пачула, што ён будзе размаўляць са мной на той мове, на якой захоча. Я звярнула ўвагу, што пры выкананні службовых абавязкаў у іх няма слова "хачу" – яны павінны рабіць так, як прапісана ў законе, – описывает ситуацию Лариса Владимировна.

Люди в форме продолжали настаивать на своем, попытались вручить повестку, но Лариса ее не взяла. После препирательств, которые длились минут 10, милиционеры сказали пенсионерке, что применят силу, чтобы доставить ее в РОВД.

Взяли под руки и поволокли в машину

Далее наша собеседница рассказывает, что по вызову коллег подъехало еще несколько сотрудников милиции. Всего их было семеро. Лариса Владимировна села на стул, но милиционеры взяли ее под руки и поволокли в машину.

– Я, зразумела, упіралася. Папрасіла сваіх калег-прадаўцоў, каб яны здымалі тое, што адбываецца. Мяне пасадзілі ў міліцэйскую машыну і адвезлі ў РАУС, – говорит Лариса.

Там ее отвели наверх, в кабинет к какому-то начальнику (женщина была в таком состоянии, что его имя и фамилию не запомнила). Говорит, что это был высокий человек в очках.

– Я таксама папрасіла яго, каб ён размаўляў са мной па-беларуску. Але, нягледзячы на тое, што ў іх двухмоўе, ён адказаў, што будзе размаўляць на той мове, на якой яму зручна. Я адказала, што патрэба ў двухмоўі не мной прыдумана, а прапісана ў службовых інструкцыях, якія гэты чалавек не выконвае. Працягвала патрабаваць, каб са мной размаўлялі на той мове, якой я карыстаюся. Начальніка гэта не пераканала, – продолжает женщина.

После этого Ларису Владимировну отвели в соседний кабинет, где стали писать разные документы по ее делу – участию в акции 30 августа. Она просила, чтобы все бумаги были составлены на белорусском языке, но ей было отказано. Лариса настаивала, не отвечала на вопросы – тогда сотрудники милиции пригласили переводчика.

После этого дело стало двигаться быстрее. Ларисе задавали много разных вопросов, пришел тот начальник в очках. Во время беседы попробовали выяснить, какие у милиционеров и патриотов нашей страны могут быть противоречия по поводу того, что происходит в последнее время.

– Я за Беларусь – і яны за Беларусь. Я за мір – і яны за мір. Я за дэмакратыю – і яны за яе таксама. У чым жа нашы супярэчнасці? Потым гэты начальнік у акулярах вельмі шчыра сказаў, што ён "Ябатька". Высветлілася, што ў нас адно не супадае – я за свабодныя выбары і праўдзівы падлік галасоў, а яны – за адну асобу. Каб у Беларусі працаваў закон, былі свабодныя выбары і ўсе мае правы выконваліся, то мне было б усё роўна, хто ў нас прэзідэнт, – рассуждает наша собеседница.

"Я расцэньваю такое абыходжанне са мной, як акт катавання і прыніжэння"

Лариса Владимировна говорит, что не подписала в милиции ни одного документа, потому что весь процесс против себя считает незаконным. Около 16 часов все куда-то разошлись, в кабинете с Ларисой остался только тот сотрудник, который ее охранял. Потом, ближе к вечеру, пенсионерку повели вниз по лестнице. Она надеялась, что до суда ее отпустят домой (ведь она не какая-нибудь злоумышленница), но ее отвели в какое-то помещение, похожее на "обезьянник". Женщину это очень сильно возмутило.

– Там, у час агляду, мне загадалі распрануцца дагала. Я катэгарычна адмовілася. Запатрабавалі таксама зняць з шыі крыж, але я адказала, што ён будзе на мне заўсёды. За гэта на мяне склалі яшчэ адзін пратакол. Амаль да ранку я праседзела ў вельмі смярдзючым і брудным пакойчыку. Я расцэньваю такое абыходжанне са мной, як акт катавання і прыніжэння, – говорит Лариса

Спустя какое-то время женщину отвели в ИВС, где она смогла немного отдохнуть. Принимать пищу женщина категорически отказалась.

Утром Ларису повели в суд. У здания РОВД собрались несколько ее знакомых, чтобы поддержать. В зале суда наша собеседница написала заявление, чтобы ей разрешили ознакомиться с материалами дела, судья Зайцев выполнил это требование.

– Калі я чытала дакументы, то знайшла там шэраг несупадзенняў. Я запісала ўсё гэта на паперу і на судзе мне было чым абараняцца. Перад абедам мяне зноў адвезлі ў ізалятар. Недзе гадзіне а пятай вечара прыехаў суддзя і мяне паклікалі на суд. Ён адбыўся там жа, у пакойчыку ізалятара. Мяне завялі ў клетку, зачынілі, суддзя і сакратарка сядзелі за сталом. Суд цягнуўся доўга, мабыць, гадзіны тры. Я звяртала ўвагу суддзі на недарэчнасці ў справе, у якасці сведак былі запрошаны міліцыянеры, якіх я лічу ў дадзеным выпадку зацікаўленымі асобамі.

Вину свою Лариса Владимировна не признала. В итоге ей было назначено наказание в виде штрафа в общей сумме 945 рублей (35 базовых величин). По трем протоколам: участие в несанкционированной акции, оказание сопротивления сотрудникам милиции и отказ раздеться во время досмотра. Домой пенсионерка попала вечером, когда уже стало темно.

– Калі міліцыянеры думалі, што зламалі мой дух, то атрымалася зусім наадварот. Фізічна я таксама здарова. Буду абскарджваць рашэнне Горацкага суда, – подводит итог беседы Лариса.

Кстати, утром 9 сентября, когда Ларису Владимировну из изолятора доставили в суд, на ее адрес пришла повестка. В ней указано, что ее просят прийти 9 сентября утром в РОВД для беседы. Спрашивается, зачем было нужно 8 сентября тащить женщину в милицию?   

Галина Будная, фото: Александр Храмко

 

Акции протеста проходят на улицах белорусских городов уже несколько недель. Они стали особенно массовыми после того, как стало известно о жестоких издевательствах над задержанными со стороны силовиков. Участники акций требуют остановить насилие, наказать виновных, провести новые президентские выборы.

Смотрите по теме:

Падзяліцца