чцв, 16.07.2020
USD2.40|EUR2.74|RUB3.39
horki.info в Viber horki.info в Instagram horki.info в Одноклассниках horki.info в ВК horki.info в ВК Facebook horki.info в Twitter Новости horki.info по почте

"Даже в такой ситуации можно добиться всего!" Влад попал под товарняк и лишился ног, а теперь готовится стать паралимпийцем

26.05.2020 – 08:07 | 903

Это Влад Кандратов из Шклова, ему 16 лет. За несколько дней до своего дня рождения он завел неработающий скутер старшего брата у себя в гараже, обрадовался – работает. И впервые самостоятельно за рулем выехал за пределы своего двора. Всего в километре от дома на железнодорожном переезде, техника дала сбой. Тормоза отказали. За пару секунд парня вместе со скутером затянуло под длинный товарный поезд, несколько раз прокрутило, перерезало колесами ноги и выкинуло на обочину. Видео этого происшествия до сих пор гуляет в сети, смотришь и понимаешь – выжил чудом! Влад пережил физическую и моральную боль, операции, долгое восстановление и оказался в инвалидном кресле в подростковом возрасте. Но уже через восемь месяцев после трагедии мечтает стать паралимпийцем по лыжным гонкам, а для себя играет в волейбол. Мы встретились с ним, чтобы понять, откуда у него силы.

ПОМОЧЬ

Влад живет на окраине Шклова в частном трехкомнатном доме с мамой и младшей сестрой, папа со старшим братом живут по отдельности, в разных городах. Мы едем к Владу на машине. По вторникам и четвергам в местном интернате он осваивает новый вид спорта – роликовые лыжи. Сегодня до места занятий довезем его мы. Обычно его отвозит отец или брат, или друзья.

– Привет, Влад, а где у вас пандус? – поднимаемся по высоким ступенькам, дверь дома нам открывает парень на инвалидной коляске и улыбается. 

– Что? – не понимает вопроса. 

Позже мы увидим, уже в интернате, как он резво, без чужой помощи спрыгнул сам с высокого бордюра. И по рассказам мамы умудряется как-то самостоятельно выходить из дома. Со стороны кажется, что он проходит какой-то квест или игру, каждый раз с новыми заданиями. 

Случилось все за 2 секунды…

Летом 2019 года Влад нашел подработку – посменно носил доски на местной пилораме – все ради того, чтобы восстановить скутер. Постепенно покупал запчасти, чинил его. Про его желание "реанимировать" технику никто не знал, он делал это тайно, пока все были на работе. 

– У меня было две возможности изменить судьбу, – мы едем на тренировку, а Влад вспоминает день, который разделил его жизнь на "до" и "после". – Одна – приехать к брату на маршрутке на поле, он звал прокатиться на тракторе.  Другая – встретить на велосипеде маму с работы. Но…

–  В тот день, помню, проснулся утром, зашел в гараж, завел скутер старшего брата, обрадовался – работает! Вспомнил, что у брата завтра день рождения, решил поехать за зарплатой на работу, чтобы купить подарок. Я впервые один выехал за пределы дома, взял скутер без разрешения. Водить умел. Деньги на работе не отдали, день был не зарплатный. Заехал еще по дороге в гости к другу. А через две минуты случилась авария. 

Влад издалека увидел, как едет длинный товарный поезд – больше 80 вагонов. Ближе к переезду он нажал на тормоза, но они не сработали. 

– Я же ехал с мыслью, что надо срочно поставить скутер, который взял без разрешения, а потом встречать маму, пока она не увидела. Я ей обещал. Думал, прокачусь быстренько, и поставлю на место, – Влад немного замкнут при общении с незнакомым человеком и рассказывает о событии, которое перевернуло его жизнь на "до" и "после" с кажущимся спокойствием.

– Вместе со скутером я оказался под поездом. Наступил шок. Ничего не помню. Под поездом меня несколько раз прокрутило. И без сознания выкинуло на обочину. Очнулся я уже на земле. Вижу, надо много людей: кто-то снимает на мобильный, кто-то пытается перевязать ноги собственным ремнем, вытянутым из штанов. Я хотел встать, но не могу, слышу: лежи-лежи, не шевелись. Вызвали скорую. С моего телефона позвонили папе, а он уже сказал маме.  

– А почему же ты не спрыгнул со скутера?

– Все произошло за две секунды. Времени на решение не было. Я не успел испугаться, раз – и все, другая реальность. 

В больницах в трех разных городах Влад провел полтора месяца. Только спустя две недели полноценно пришел в сознание и понял, что произошло.

– Когда очнулся, мне ничего не болело, – вспоминает Влад. – Потому что мне кололи самые сильные наркотики, они обезболивали. Увидев, что ног больше нет, начал сильно плакать. Прокручивал события того дня с самого начала. Жалел, что так произошло. 

Спорт как реабилитация 

До аварии Влад учился в местном колледже, осваивал профессию слесаря-ремонтника, хотел получить права и скорее сесть за руль, как папа и брат – они трактористы. Сейчас Влад в академическом отпуске, возвращаться назад не может – "расхождение специальности и новых возможностей после травмы". 

Историей Влада проникся учитель физкультуры местной школы. Оказалось, его родственник имеет такую же травму, что и Влад, только производственную – лишился ног на пилораме во время работы, но реабилитировал себя с помощью роликовых лыж. Неравнодушный учитель познакомил Влада с Василием Гавруковичем – заслуженным тренером Республики Беларусь, который подготовил золотую чемпионку Ядвигу Скоробогатую и не только. А сейчас дважды в неделю приезжает из Могилева в Шклов тренировать слабовидящих ребят в интернате. И сейчас у Влада есть не только прогулки с друзьями и компьютер, а насыщенная спортивная жизнь. 

– Тренер пришел ко мне домой, – рассказывает Влад. – Познакомились, спросил: хочешь заниматься роликовым лыжам? Говорю: да! Раньше про такой спорт я знал только из интернета. А сейчас у меня появилась мечта – попасть на паралимпиаду. 

Мы подъезжаем к интернату, там все предупреждены, что едут журналисты. В небольшой комнате здания стоят роллерные санки, лыжи, и палки для них. Тренера в секции два. Анастасия Королькова занимается с детьми до 12 лет, а Василий – с теми, кто старше. Лыжероллерная трасса относится к детской спортивной школе, находится на берегу Днепра, примерно в километре от интерната. Пока идем, тренер вспоминает: 

– Я слышал про Влада только из новостей. Когда попросили взять его заниматься в рамках учебно-тренировочно-спортивной работы, но не в рамках учебы, согласовывали это с директором. Детское учреждение, свой режим, не все так просто. Но вопрос решили. 

– Дети, надевайте роллеры, – Василий кричит ученикам, на улице ветрено. – У нас сегодня тренировка лайт, зима закончилась. Разминайтесь! Ручка, ножка, не опускай плечики. Дети стали разгоняться на свой первый круг. Влад без шлема, не готов еще к занятиям полноценно, не все успели купить. Для слабовидящих детей это глоток свежего воздуха, физкультурой же запрещено заниматься.

– Но есть постановление Совета Министров Министерства здравоохранения, что люди с такими-то и такими-то заболеваниями имеют право заниматься в секциях под эгидой паралимпийского спорта. К этому мы апеллируем. Детский паралимпийский спорт в стране плохо развит, основная проблема – слабый приток спортсменов. 

– Помните первую тренировку Влада? 

– Он проехал чуть больше двух километров, и был в хлам, – улыбается тренер. – Первая нагрузка после травмы далась сложно. Болело ему все. Сейчас пришел в себя, разгоняется до 11 километров. Делает с каждым разом все лучшие результаты. В среднем за тренировку дети преодолевают от 8 до 20 километров. Хотя, вчера одна девочка проехала 31 километр. 

Главная цель, по словам тренера, – попасть на паралимпийские игры в Китай. А сейчас в первую очередь нужно участвовать в международных соревнованиях и заработать для этого лицензию. 

– Недавно выезжали на небольшой сбор в Городок. Пригласили в Норвегию на Международный сбор. Начали делать визы, собирать документы. Коронавирус все закрыл. 

Пока фотограф снимает происходящее, девочка из группы замечает: ой-ой, Влад-то у нас модель, оказывается! 

– Смотрите, смотрите! – тренер показывает, как Влад пытается на последнем круге быть наравне с 11-классницей Настей, у которой большой опыт в спортивных лагерях и она готовится стать сама тренером. – У Влада получается. Поэтому и растет в результатах. Очень важно – соревноваться! Это движет! Даже в обычной жизни. Мотивирует. Реабилитировать себя с помощью спорта, найти себе работу по душе – важно! У ребят с инвалидностью выбор профессии ограничен. Я вижу, что могу им помочь. Вижу сложности и вижу результат. И им это нравится.

После основной тренировки ребята идут в зал играть в волейбол. Влад старается работать наравне со всеми участниками, "бегает" и за мячом и откидывает его, и пасует. Все как в обычной игре. Только чуть медленнее. 

Думала, что это страшный сон

После тренировки едем к Владу домой. В первом прохладном коридоре дома как на парковке стоят разные инвалидные коляски, во втором нас встречает улыбчивая стройная блондинка среднего роста – мама Наталья Кандратова, а из кухни доносится запах кофе, на столе конфеты. Нас ждут. Женщина работает в спортивном комплексе,  отпросилась на пару часов для интервью, сейчас это делать сложнее – пандемия, постоянная обработка помещения, все должны быть на работе. Мама сильно волнуется, вопросы о том дне ей неприятны. Ощущение, что они спешат быстро перешагнуть этап горевания. 

– В тот день, это был четверг, мне позвонил бывший муж, сказал: Влад попал под поезд, и ему отрезало ноги, – женщина погружается в воспоминания, ее подбородок слегка дрожит, лицо бледнеет, во время разговора она смотрит только на Влада, нервно улыбаясь. 

– Я шла с работы, ждала, что сын встретит, мы договорились, а тут этот звонок… Я в истерике, не понимаю, что происходит, стала останавливать проезжающие мимо машины, просила, чтобы довезли до больницы. Смутно все помню. 

Операция длилась пять часов. 

– Врачи вышли из реанимации, сказали: ножек нет, трех пальчиков на одной руке нет, мы спасаем ребенку жизнь. Я ждала и плакала. У Влада были раздроблены кости на мелкие части, поезд проехал прямо по коленям. Был очень маленький шанс сохранить одну ножку, но собирать ее не стали, потерял много крови, а время шло. 

– Когда пустили в реанимацию, я все равно не верила. До конца думала, что все это страшный сон, я проснусь, откроется дверь и Влад придет с прогулки на своих ногах. Домой пришли родственники, поддержать, мы ни о чем не говорили, я была глубоко в себе, постоянно плакала. У меня поднялось давление, вызвали скорую. 

– Позже Влад перенес несколько операций и наркозов по пересадке кожи в ожоговом центре в Минске. Кожу полосками срезали с рук, насаживали ее на открытые раны, чтобы быстрее заживало. 

В Минске с Владом по просьбе мамы занимался психолог.

– А я взяла себя в руки и решила: главное – он живой и со мной!  – утверждает Наталья. – Сыну в тот момент нужна была поддержка, больше, чем мне. И мы старались ее оказать. Он у меня молодец, никаких истерик не было. Только первое время плакал дома: мама, как я буду дальше жить? Но его поддерживали хорошие друзья, приходили домой, пока раны заживали. А сейчас они компанией каждый вечер ходят с ним гулять в парк. 

И мама, и тренер говорят, что у Влада отличное чувство юмора, именно это помогает ему привыкнуть к новым обстоятельствам. 

– Знаете, был случай. К нему в реанимацию пришел доктор, спрашивал: а ты хоть не ел, операция же сегодня?! Сын ответил: не выдержал, объелся и гладил живот. Шутил так. Все смеялись. Знаете, сын всегда был ответственным. Поэтому, узнав, что он попал в аварию, долго не могла поверить в произошедшее. Но мы живем дальше и стараемся не думать и не вспоминать о том, что произошло, и смотрим только вперед. 

– Влад помогал и сейчас помогает по дому: может приготовить ужин, пока я на работе, подмести полы, помыть посуду. И все это на коляске. Я стараюсь его не жалеть, хотя, иногда хочется. Может даже выйти в огород – и там подмести дорожки, ковыряется в земле, в гараже что-то делает. 

– Знаете, он всегда старается уделить внимание близким и на каждый праздник купить подарок, а для этого находил способ заработать свои денежки. Ведь и тогда он выехал на скутере, потому что вспомнил про день рождения брата и хотел успеть, чтобы его порадовать. 

– О чем мечтаете сейчас? – спрашиваю маму. 

– Мечтаю… (задумывается и улыбается), чтобы у Владика было все хорошо. Ждем вот сейчас реабилитацию, где нам сделают замеры для протезов. Ножки-то продолжают расти. Сын этого очень ждет как большого события в жизни. Хочет ходить ногами, как и раньше, и размер его культей ему это позволит. Сын же три года занимался хоккеем. В местной газете есть даже статья, называется "Лучший бомбардир Шклова". После аварии был открыт расчетный счет. Я очень благодарна всем отозвавшимся. Сейчас часть денег мы отдаем на все, что нужно для спорта. Потому что он им живет, спорт ему помогает. И у него получается. 

– Влад, после разговора с тобой у меня сложилось впечатление, что ты быстро перестроился после травмы на новые условия жизни. Это очень круто. Как удалось? – я допиваю кофе и напоследок спрашиваю "секрет" сильного подростка. 

– Нужно идти дальше. Не прокручивать заново и не думать, "а могло быть по-другому". Не могло. Случилось уже. Да, я понимаю, что я дурак и мог в тот день не садится за руль. Да, я допустил ошибку. Но эта авария –  случайность. Сейчас нахожу себе новые занятия, каждый день общаюсь с друзьями, занимаюсь спортом, спину раскачал так, что руки уже сомкнуть не могу. Мечтаю стать паралимпийцем. Я хочу доказать, что даже в такой ситуации, как моя, можно добиться всего!

Текст: Ольга Декснис. Фото: Александр Васюкович. Имена