суб, 7.12.2019
USD2.12|EUR2.35|RUB3.32
Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Viber Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Instagram Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Аднакласніках Горкі, Дрыбін, Мсціслаў ва УКантакце Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Twitter Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Facebook Атрымлівай нашы навіны на e-mail

Руководитель "Белой Руси" хочет, чтобы в интернет пускали только по отпечаткам пальцев

13.09.2019 – 14:43 | 458

"Помимо молодежи, в парламенте я бы очень хотел заниматься интернетом и законодательством в сфере интернета и технологий", – заявил в интервью TUT.BY Геннадий Давыдько, экс-глава Белтелерадиокомпании и руководитель общественного объединения "Белая Русь".

– Что именно вы хотите изменить в белорусском интернете?

– Когда мать отправляет ребенка в детский сад, она знает, что там спокойно, ребенок не встретит там диких зверей. А когда мать отпускает ребенка гулять в интернет, она должна понимать, что отпускает его в джунгли, где дикие звери, змеи, обрывы, дядьки страшные в кустах сидят. Но этого понимания у людей нет, поэтому порядок наводить надо.

– То есть вы хотите ужесточить законодательство в сфере интернета?

– Хотя бы привести в такое состояние, как в Америке, и вообще у англосаксов. Там ребенок никак случайно не наткнется на порно или суицидальный сайт, не нарвется на нецензурщину. А у нас это просто. Когда вам в дверь звонят, вы же смотрите в глазок. А тут [в интернете] вы открываете дверь всем, кто бы ни звонил. И они заходят в ваш дом, вашу душу и разрушают там все, а вы часто даже не замечаете этого. Это тоже скрупулезная, кропотливая работа.

Отнюдь не запретить все на свете, нет. И я не имею в виду политический контекст, я имею в виду чисто нравственный, моральное давление на человека.

– Ограничить доступ в интернет несовершеннолетним?

– Посещение интернета должно быть однозначно персонифицированным. Если я куда-то пошел в интернете, а мне пять лет, должна стоять программа, которая напишет: мальчик Гена, тебе туда рано. А если взрослый человек, то, может, надо, чтобы отпечатки пальцев были, чтобы иначе нельзя было войти в интернет. Чтобы было понятно, кто где. Сейчас ведь любого человека найти, прослушать легко, в мире стоят миллиарды камер.

– Отпечатки пальцев при входе в интернет? Но ведь это чистый Оруэлл.

– Да, это необходимо сделать. К сожалению, потому что интернет – это оружие воздействия. Но взрослый человек должен отвечать за свои поступки, а слово в Сети – это тоже поступок. И если меня зовут вот так и я общаюсь с другими в интернете, то и я должен знать, кто по ту сторону.

– Вы хотите, чтобы в соцсетях все были зарегистрированы под своими настоящими именами?

– Конечно. Если человек в маске – то для чего? Он боится наказания? То есть понимает, что делает что-то аморальное? Если ты преследуем по политическим мотивам, ты говоришь что-то неугодное существующей власти, и если власть тебя за эти слова наказывает, это плохая власть, она должна дать тебе высказаться, дать тебе слово, должна спросить, почему ты так думаешь. Более того, если ты действительно хочешь изменить что-то к лучшему, если у тебя есть конструктивные предложения, а не просто критика, тебя должны выслушать.

Разные мнения – это клумба с цветами, а клумба, на которой растут одни цветы, она пресна, скучна. Поэтому должны быть разные мнения, разные цветы. Но цветы, а не сорняк, который уничтожит остальные цветы.

– Но ведь интернет подразумевает свободу, люди имеют право высказывать там свое мнение под любым ником.

– Нет, для меня важно, чтобы они делали это под своими именами. Для меня важно, что свободный человек – не пугливый человек. Почему я должен читать какого-то инкогнито? Но это мое мнение, я готов спорить. В этом вопросе должен быть глубокий анализ, в том числе с точки зрения Конституции.

Падзяліцца