пят, 23.08.2019
USD2.05|EUR2.28|RUB3.13
Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Viber Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Instagram Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Аднакласніках Горкі, Дрыбін, Мсціслаў ва УКантакце Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Twitter Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Facebook Атрымлівай нашы навіны на e-mail

"Помогите!" Работники фермы под Горками показали мертвых телят и тощих коров в навозе

01.08.2019 – 20:15 | 8516

Перед тем как вы начнете читать, что происходит на молочно-товарном комплексе в агрогородке Паршино Горецкого района, считаем необходимым предупредить: фотографии могут вас шокировать. Впечатлительным мы рекомендуем вообще вернуться на титульную TUT.BY и прочесть что-нибудь позитивное. Потому что тут позитивного нет. А есть мертвые телята, тощие, на последнем издыхании коровы с гниющим выменем и тонущие в навозной жиже. И очень, очень много вопросов о том, как вообще такое возможно.

korovy_tut_1.jpg

Что это за место

Молочно-товарный комплекс "Паршино" примыкает к одноименному агрогородку в Горецком районе. До Горок – всего 10 км. Этот МТК – часть республиканского унитарного предприятия "Учхоз БГСХА", которое развилось из учебной фермы при тогда еще Горыгорецком земледельческом училище, а сейчас – Белорусской государственной сельскохозяйственной академии. Напомним, Александр Лукашенко – ее выпускник.

Учхоз с его фермами и полями в том числе является площадкой для обучения студентов. Правда, молодежь возят на образцово-показательную школу-ферму, которую построили в сентябре 2012 года и сделали частью учхоза. Это здесь у коров есть роботы-массажеры, буренкам включают музыку, навоз регулярно убирает робот, а по территории и даже в сараях можно смело ходить на шпильках и даже не испачкаться.

На молочно-товарном комплексе в Паршино все, мягко говоря, по-другому. Во-первых, сюда вряд ли возят на обучение студентов и тем более высоких гостей (хотя последним стоило бы заглянуть самим). Во-вторых, никакими роботами и туфлями на шпильке тут даже не пахнет. Тут до рези в глазах пахнет коровьими экскрементами, гнилым кормом. А еще безнадегой, которая читается в глазах работников и лежащих в жиже и не могущих встать не буренок – скелетов, которые пока еще дышат, но уже не мычат, только редко постанывают.

С этого момента отбрасываем эмоции и приводим только факты.

Факт первый: учхоз БГСХА является одним из крупнейших сельскохозяйственных предприятий с государственной формой собственности республиканского подчинения и считается лучшим в Горецком районе.

Факт второй: директор учхоза Михаил Гулый два дня назад пошел на повышение – президент согласовал его на должность председателя Кировского райисполкома.

Факт третий: тогда же президент сменил и главу Горецкого района – им стал Александр Бутарев, который последние 4,5 года руководил Кировским районом. Куда ушел его предшественник Сергей Кулагин, неизвестно.

В чем дело

А дело в фотографиях мертвых телят и тощих коров с гниющими выменами, которые в редакцию прислали работники фермы в Паршино. Фото уже разошлись по соцсетям, поэтому приводим их тут. Впечатлительным, повторяем, смотреть не рекомендуем.

dlya_publikacii_korovy_1.jpg

dlya_publikacii_korovy_2.jpg

dlya_publikacii_korovy_3.jpg

dlya_publikacii_korovy_4.jpg

dlya_publikacii_korovy_5.jpg

"Это старое родильное отделение, раздой первотелок и телятник. Но вместо живых телят, как видите, складируют мертвых, и так они лежат неделями. Прогнившие вымена на фото –живых дойных коров, молоко от которых отдается на выпойку телятам", – так прокомментировали снимки работники комплекса.

Также на снимках видны гниль и серьезные травмы копыт у коров. И причина этого тоже видна на фото: животные стоят и лежат в навозной жиже, подстилки в сарае нет.

По телефону работники подтвердили, что фото сделаны на ферме в Паршино, что ситуация критическая, а руководство никак не реагирует, что сами работники устали от бессилия и увольняются. Поэтому мы поехали на ферму.

Горы навоза, умирающие коровы, река мочи

Первое, что видишь на подъезде к комплексу, – тощих коров на поле возле него. Животные не выглядят здоровыми: у них выпирают позвоночники и ребра, буренки с трудом передвигаются.

korovy_tut_2.jpg

Вторым видишь горы навоза вокруг сараев. От них идет резкий запах, а жижа заливает половину двора. Людей на комплексе не видно и не слышно. В поисках работников обходим по очереди навесы с бодрыми телятами, затем сараи.

Первый на пути сарай пуст. Судя по всему, его вычищают от навоза. И по следам на стенах видно, что его до уборки было много, а подстилки – мало или не было вообще.

Во втором сарае в одном из загонов лежат три коровы. Одна кажется мертвой: туша больше похожа на скелет, обтянутый кожей, глаза на выкате, тусклые. Однако это пока еще не труп: животное с глухим протяжным стоном тяжело поднимает голову, реагируя на шаги, дергает хвостом, затем на выдохе опускает голову и снова замирает. В скудном свете пыльного окна с трудом можно заметить, что ее ребра редко, но подрагивают, – корова пока еще дышит.

Позже специалист, к которому мы обратимся за комментарием, скажет: эта корова проживет в лучшем случае еще пару-тройку дней. Ее более пятнистая соседка, по прогнозам специалиста, при должном уходе даже может пойти на мясо – по крайней мере, если судить по внешним признакам. Животное тоже тощее, но хотя бы уверенно держит голову и выбрало себе местечко посуше. А вот то, что рядом с полутрупом находится третья, здоровая на вид, корова – вопрос и, очевидно, серьезное нарушение, сказал специалист.

korovy_tut_3.jpg

korovy_tut_4.jpg

В третьем сарае, где содержатся телки, все не так плохо. Коровы не истощены, но корм берут не очень активно. Возможно, дело в качестве силоса: судя по густому запаху прелых осенних листьев, он гнилой. В четвертом вновь видим корову, которая уже явно не встанет – это подтверждают работники фермы, которых мы, наконец, встречаем.

– Мы сделали что могли – подложили ей хотя бы немного сена. Но корова уже не встанет – даже до машины не дойдет, чтобы на мясокомбинат сдать, – говорят они.

Работники фермы, с которыми удалось поговорить, в один голос просят об анонимности. И так же в один голос говорят, что такой ситуации при прежнем руководителе еще 3 года назад не было. Более того, "Паршино" был показательным комплексом.

– Так, может, это вы плохо работаете? Обязанности свои не выполняете?

– Мы работаем как можем с тем, что есть. Думаете, нам коров этих несчастных не жалко? Да нам даже думать о них больно!

– Так обратились бы к руководителю комплекса, предложили бы варианты, как работать эффективно.

– А мы обращались, и не раз. Да ему плевать на все. Он и к нам относится так же, как к скотине. Все специалисты уже поуходили, потому что работать невозможно. В райисполком тоже обращались – ничего.

– Но ведь телки в том сарае выглядят здоровыми: упитанные, бодрые.

– Это пока. Коровы дохнут после отела, телята – тоже. Потому что нет специалиста, который бы разбирался, как нужно ухаживать за ними, – вздыхают работники.

И ведут за сараи. На вопрос о том, что это за река тут течет и почему от нее так пахнет, усмехаются: "Не река это – жижа с фермы. Навоз-то не вывозят". А на берегу зловонной "реки" растет густая трава, и в ее зарослях – холмики земли, прибитые вчерашними дождями. Это, говорят работники комплекса, могильник, где схоронили всех тех мертвых телят, фото которых прислали в редакцию, а также коров.

– А сколько тут туш? Десяток? Пара? – разглядываем аккуратную работу трактора с ковшом.

– Да вы что! Под сотню будет. Как проверка собралась приехать – прокуратура, госконтроль, – так дохлых телят из сараев вывезли и закопали.

И можно было бы засомневаться, что это действительно могильник, если бы не иссохшее телячье копытце рядом с ним.

Работники показывают вдалеке строение, похожее размером и конструкцией на собачью будку, и объясняют, что это спальное место для пастухов. А тощие и грязные коровы рядом с ней –из пустых сараев, говорят:

– Их выгнали на поле, потому что в сараях у них гниют копыта, вымя. Тут они хотя бы на свежем воздухе и не в навозе.

korovy_tut_5.jpg

korovy_tut_6.jpg

korovy_tut_7.jpg

korovy_tut_8.jpg

korovy_tut_9.jpg

korovy_tut_10.jpg

korovy_tut_11.jpg

korovy_tut_12.jpg

Кто виноват

Кто виноват в ситуации на МТК "Паршино", выясняют. Заведующий комплексом Евгений Хмурович комментировать TUT.BY что-либо без согласия руководства отказался:

– Поговорить мы можем только с разрешения моего руководства и только вне комплекса, потому что это санитарная зона, въезд посторонним запрещен. Так что связывайтесь с директором учхоза.

Директора учхоза нет – его, как мы помним, на днях отправили на повышение. А исполняет обязанности директора сейчас Александр Янкович, который на сайте организации значится как главный экономист. Поговорить с ним не удалось – он, по словам сотрудницы учхоза, как минимум полдня был на совещании в Могилевском облисполкоме.

Работники комплекса считают, что в ситуации виновато руководство МТК и учхоза, но в прокуратуре рекомендуют воздержаться от категоричности.

После того, как снимки с фермы, попали в соцсети, проверяющие выехали на место для проверки, рассказал TUT.BY прокурор Горецкого района Александр Тарасюк. По его словам, других сигналов о ситуации не было – ни от работников, ни от чиновников, ни от других ведомств. Хотя на месте выяснилось, что нарушений – масса. Их перечисление заняло 10 листов.

korovy_tut_13.jpg

Прокуратура установила нарушения ветеринарного, санитарного и эпидемиологического законодательств. Например, нарушения правил содержания и выращивания крупного рогатого скота; правил содержания и эксплуатации зданий и сооружений, в которых содержится скот; нарушения в части кормления телят и коров, а также правил захоронения и уничтожения трупов животных, продуктов животного происхождения.

– То есть это масса нарушений. Потому поставлен вопрос о привлечении к ответственности главного ветеринарного врача предприятия, главного зоотехника, начальника комплекса, –добавил Александр Тарасюк. – 24 июля прокуратура внесла представление на имя директора учхоза БГСХА, по которому хозяйству дается месяц на то, чтобы устранить недостатки и предоставить в прокуратуру ответ. После него будет организована контрольная проверка, но мы не будем ждать месяц, а мониторим ситуацию и сейчас. В зависимости от того, как отреагирует хозяйство, мы будем принимать соответствующие меры.

Кроме того, прокуратура района вынесла представление с требованием возместить хозяйству ущерб от павших в июле телят. Размер ущерба и способ возмещения должно определить хозяйство. Если не сделает – этим также займется прокуратура. Виновных в сложившейся ситуации определят, в том числе будут проверять причастность работников комплекса.

TUT.BY будет следить за ситуацией.

Анжелика Василевская, TUT.BY