пан, 16.09.2019
USD2.05|EUR2.28|RUB3.19
Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Viber Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Instagram Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Аднакласніках Горкі, Дрыбін, Мсціслаў ва УКантакце Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Twitter Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Facebook Атрымлівай нашы навіны на e-mail

Жертва горецких «Дажынак» или История одного выселения

17.11.2013 – 08:29 | 947

В редакцию газеты "Снплюс. Свободные новости плюс" это письмо принесла она сама — Юлия Малишевская, молодая женщина из Горок Могилевской области. Одета скромно, но не без вкуса. Приятный голос, очень правильная речь… На обычного жалобщика, которые ходят по редакциям, не похожа.

Кто-то из сотрудников спросил: почему по почте не отправила письмо, дорога ведь неблизкая? «Боюсь, — откровенно призналась Юлия. — Письмо перехватят, по телефону все разговоры прослушивают…» — «Так уж все?..» — «Не верите? — горько улыбнулась женщина. — В Минске, может, все не так, а у нас люди боятся…»

Да, страх в белорусской глубинке — явление социальное, он буквально парализует людей. Они боятся всего — и власти, и милиции, и своих начальников. Но, казалось, не настолько, чтобы бояться по телефону поговорить.

Впрочем, мы предоставляем читателям самим разобраться в истории, которую Юлия, музыкальный педагог, изложила на бумаге и привезла в Минск.

«В Горках, в самом центре академгородка, располагается улица Мичурина. На этой улице сосредоточено шесть учебных корпусов, административное здание и четыре жилых дома. В самом начале улицы, можно сказать, в парке, рядом с церковью, находится дом № 3, а в ее конце — дом № 11, оба построены в 1932 — 1933 годах для профессорско-преподавательского состава. Дома эти абсолютно идентичны, старожилы так и зовут их — «парные», трехэтажные, 24-квартирные, с толстыми кирпичными стенами, большими окнами, паркетными полами, с теплыми, огромными комнатами.

В 1960 году мой дед, Сабинцев Михаил Васильевич, по конкурсу занял должность завкафедрой зоофакультета и получил в д. № 3 трехкомнатную квартиру, из-за которой, собственно, и приехал в Горки из Новосибирска, где работал преподавателем сельскохозяйственного института.

В 1999 году дед и бабушка приватизировали квартиру и подарили ее мне. Здесь мы и живем с мамой.

Несколько лет назад академию возглавил Курдеко А.П., приехавший из Витебска как раз к подготовке «Дажынак». И затеял он у нас «модернизацию». Да с каким размахом!

13 мая 2011 года на дверях подъезда мы обнаружили объявление, извещавшее «уважаемых» жильцов, что 14 мая 2011 года УКПП «Коммунальник» совместно с проектным институтом будет проводить обследование нашего дома на предмет сноса. Были обследованы и другие здания в академгородке.

Акт обследования специалистами Минского проектного института никто и в глаза не видел. Власти о нем даже не упоминают.

Ректор основал межведомственную комиссию. Как писала газета «Горацкі веснік», это «районный совет по сохранению и приумножению историко-культурных ценностей, благоустройству и социальному развитию города Горки и Горецкого района».

Председатель совета, естественно, Курдеко.

Не могу точно сказать, на основании ли акта проектного института, или на основании «коллективно» выработанного мнения, были снесены шесть жилых домов на территории академии и академическая поликлиника; чтобы сохранить ее, жители академгородка собирали подписи.

Десять зданий в т.ч. три жилых дома по нашей ул. Мичурина были включены в реестр «историко-культурного наследия Беларуси».

7 декабря 2011 года новое объявление уведомило жильцов нашего дома о том, что 8 декабря будет произведено обследование квартир первого этажа. Комиссия УКПП «Коммунальник» объявила, какие ремонтные работы будут произведены в нашем доме к «Дажынкам».

Все эти работы и были произведены, но только в д. №11, который находится в 20 шагах от амфитеатра. Дом показывали и по телевизору (когда шел прямой репортаж с «Дажынак»), и по интернету.

Дом №6 по ул.Тимирязева в Горках - историческая ценность. Фото: horki.info.

А из нашего и еще двух домов, № 4 и № 6 по улице Тимирязева, люди были отселены в дома, построенные в спешке (за 4 месяца) перед «Дажынками» на окраине города, в двух шагах от высоковольтной линии.

Что такое жить под высоковольтной линией? На этот вопрос подробно ответил главный минский эндоскопист Владимир Седун в статье «Не лишним будет провериться, если вы живете рядом с высоковольтной линией электропередачи», (газета «Комсомольская правда в Беларуси» за 5 — 11 сентября 2013 года).

О других технических характеристиках тех домов: «панельки», стены 15 см, вместе с утеплителем 25—27 см, утеплитель (пенопласт или минеральная вата) очень токсичен; цементный пол, покрытый линолеумом; сантехника китайская, ванна пластмассовая; крыша отсутствует.

А между тем подготовка к «Дажынкам» шла авральными темпами. Заместитель председателя Горецкого райисполкома Еремин В.И. в газете «Горацкі веснік» за 12 октября 2011 года рисовал радужные перспективы, которые в скором времени ожидают жителей и гостей нашего города. Главное сооружение «Дажынак-2012» — это амфитеатр, эстрада которого будет плавать по «водной глади Нижнего озера».

Уж очень хотелось с небывалой помпезностью принять на этой эстраде президента!

«Легким движением руки» обещалось зрительный зал превращать в танцевальный на тысячу человек. Здесь же и боулинг-клуб на 6 дорожек, и интернет-кафе, и пивбар, и летний кинотеатр, и причал для лодок и катамаранов…

И вот теперь я хочу спросить у принимавших решение о строительстве амфитеатра:

— где боулинг-клуб на 6 дорожек?

— где пивбар?

— где летний кинотеатр?

— где лодки и катамараны?

— где танцевальный зал на тысячу человек?

Ремонт на амфитеатре продолжается до сих пор. Фото: horki.info.

Здание амфитеатра не функционирует, оно насквозь пропитывается водой и постепенно сползает в озеро, увлекая за собой фонарные столбы. Во многих местах просела тротуарная плитка…

Из 28 объектов, на строительство которых был потрачен триллион рублей, на 25 Комитет госконтроля выявил брак и завышение цен. К ответственности привлечены 19 человек.

Выводы неутешительные. Все объекты построены плохо. И те два панельных дома, куда отселили людей, не исключение. Можно ли считать переселение туда улучшением жилищных условий конкретно моей семьи?

Больно об этом писать, но у меня нет объяснений поведению моих бывших соседей! Извините, но напишу, как думаю.

У народов Севера такое умопомрачение называется «мереченьем», когда целое стойбище в одночасье срывается с места, бросает свои чумы, кипящие на кострах котлы с пищей и уходит в никуда. Навсегда…

Мы и еще две семьи из д. № 6 по ул. Тимирязева приняли решение: поскольку наши дома имеют статус «историко-культурной ценности» и не подлежат сносу, остаемся жить в своих квартирах.

10 августа 2012 года в 8.45 утра раздался телефонный звонок. Главный специалист ЖКХ при райисполкоме потребовала сдать документы на нашу квартиру: «Мы выделили вам трехкомнатную квартиру в новом доме».

— Насколько я информирована, площадь квартиры, которую вы нам выделили, 72 кв.м. А площадь нашей квартиры — 77,68 кв.м., — уточнила я.

— Мы дадим вам две квартиры: двухкомнатную (58,3 кв.м.) и однокомнатную (42,7кв.м.), 14 августа 2012 года распределение квартир, вы придете? — спросила она.

— А если я захочу взять компенсацию?

— Мы дадим вам 22 тысячи долларов…

На тот период однокомнатная квартира (в кирпичном доме) стоила около 25 тысяч долларов.

Заметьте, сумма в 22 тысячи долларов была назначена без обследования моей квартиры специализированой комиссией из Могилева.

Есть указ президента от 02.02.2009 г. № 58, в котором четко оговаривается: «Денежная компенсация должна быть не меньше, чем затраты, необходимые для строительства равноценного жилого дома или квартиры».

14 августа с мамой на распределение квартир мы не пошли. И именно в этот же день Горецкий райисполком принял решение о признании д. № 3 по улице Мичурина непригодным для проживания и аварийным.

Письмо из райисполкома от 10 января 2013 года уточнило, что согласно заключению той же районной межведомственной комиссии дом № 3 по ул. Мичурина имеет 61,5% конструкций, отнесенных к четвертой категории технического состояния. Это кто же из членов данной комиссии установил с такой точностью изношенность конструкций нашего дома? И как так получилось: один из домов-близнецов отремонтирован перед «Дажынками», и в нем живут люди, а другой признан аварийным, непригодным для проживания?!

С 28 августа 2012 года Горецкие власти поставили наш дом на консервацию, вывели его из состава жилого фонда. Вместе с нами!

Мы прожили зиму без отопления, обогреваясь стареньким калорифером на две спиральки. При сильном морозе и ветре температура в квартире опускалась до 6 градусов, а на дверях повисали сосульки. Спали не раздеваясь, в свитерах и шапках, под пуховым одеялом…

Маленькая Наташа и ее пятилетний братик жили возле обогревателя. Фото: horki.info.

Не дали отопления и в дом № 6 по ул. Тимирязева. С калорифером осталась зимовать молодая женщина с двумя детьми: шестимесячной девочкой и пятилетним мальчиком.

С другой семьей по сегодняшний день длятся судебные разбирательства. Собственно, и семьи уже больше нет: осталась одна вдова. 5 ноября, не выдержав третьего судебного заседания, умер глава семьи.

Рядом с домом № 6, имея с ним общую стенку, стоит дом № 4: тоже отселенный, тоже поставленный на консервацию и тоже «историко-культурный памятник». В этом доме в комфортных условиях базируется бригада работников УКПП «Коммунальник». В нем есть свет и вода, он отапливался всю зиму.

Поразительно до ступора: рядом, в доме № 6 замерзали дети!

Ежедневно я бегаю мимо за водой в колонку и наблюдаю, как, выбросив шланг из подвального окошка, эти… (долго придумывала определение, но так и не придумала) моют машины.

20 декабря 2012 года, накануне Рождества, работники «Коммунальника» предупредили нас, что отключат свет и воду. Мы послали телеграмму Лукашенко. Перед самым Новым годом получили ответ начальника главного управления по работе с обращениями граждан Буко С.И.: «Ваше обращение направлено Горецкому райисполкому для рассмотрения».

После «рассмотрения» воду отключили. При этом так старались, чтобы в нашу квартиру не просочилось ни капли, что сорвали вентиль в квартире под нами. Тонны воды хлынули под фундамент «историко-культурного памятника».

Вот уже десятый месяц я хожу за водой в колонку, 955 шагов туда и столько же обратно…

А между тем, Горецкий УКПП «Коммунальник» присылает нам жировки, требуя оплатить и техобслуживание, и капремонт, и вывоз ТБО.

…26 сентября 2013 года мы получили исковое заявление председателя райисполкома о принудительном выселении нас из «непригодного для проживания, аварийного дома, эксплуатация которого прекращена». Дата под исковым заявлением — 28.02.2013 г.

А ровно за месяц до этой даты, а именно 28.01.2013 г. мною было послано в Горецкий райисполком письмо. Цитирую его завершающую фразу: «Предлагаем обсудить размер денежной компенсации».

Истекли, как водится, сроки реагирования на наше предложение обсудить размер денежной компенсации, ответа мы не получили. С другой стороны, ответом является исковое заявление о нашем принудительном отселении в д. № 21 по улице Северной. Из того же искового заявления мы узнали, что выделили нам уже две двухкомнатные квартиры общей площадью 58,2 кв.м. и 58,3 кв.м., что на 38,82 больше той площади, которую мы занимаем в данный момент.

А чтобы взбодрить нас, несговорчивых, 1 октября два человека из городской энергосети пришли отключить свет.

Сдают нервы у начальников! (Даже предсказуемого решения районного суда дождаться не могут!)

Да, понимаю, растранжирили выделенные бюджетом деньги, и денежную компенсацию возместить нам нечем. Куда проще «впихнуть» нас в «типовое потребительское» жилье.

Через вашу газету хочу написать: реалии жизни в Беларуси таковы, что две беззащитные женщины не смогут противостоять даже одному милиционеру, который придет выгонять нас из нашего дома. А мы ведь хотим только одного: отдайте нам наши деньги, причитающиеся по закону, и мы навсегда покинем Беларусь!

Юлия Малишевская, г. Горки, Могилевская область»

sn-plus.com