нядз, 20.10.2019
USD2.04|EUR2.27|RUB3.19
Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Viber Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Instagram Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Аднакласніках Горкі, Дрыбін, Мсціслаў ва УКантакце Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Twitter Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Facebook Атрымлівай нашы навіны на e-mail

Пенсионеров спасает огород и самодисциплина

20.01.2016 – 21:24 | 1817 | 5

Чтобы жить, не опираясь на близких, пенсионеры вынуждены придерживаться строгой экономии.

Мы решили узнать у людей на заслуженном отдыхе, как им живется на пенсию. Три наших героя из Горок поделились своими историями.

 

"Мечтаю купить пальто"

Язык не поворачивается Ларису Сергеевну назвать бабулей. Молодой взгляд, чистая речь, ловкость в движениях. Она попросила не указывать ее фамилию, отказалась фотографироваться, но пообщаться была не против: "Я человек скромный, не привыкла, что мной пресса интересуется. Хотите знать, как я живу на пенсию? Как и все, потихоньку".

По местным меркам пенсия у Ларисы очень даже приличная – 2 млн. 900 тыс. руб. С работы ушла десять лет назад, стали серьезно подводить суставы. Стаж – 34 года. Живет женщина одна, дети взрослые, в гости приезжают не часто. 

– Я не могу себе позволить все, чего хочется. Пенсионер ведь тоже живое существо. Помимо хлеба и молока иногда и конфет бы съела, и меду, и красной рыбки, и на концерт бы сходила лишний раз. Обновки, как всякая женщина, люблю. Но доход приходится планировать точно. Если на что-то "лишнее" потрачу, может не хватить на лекарства. 

Несмотря на то, что подводит здоровье, наша собеседница трудится на даче. Выращенного хватает не только себе. Зимой яблоки, лучок, картошка и морковка, проданные за деревянным прилавком мини-рынка, добавляют лишнюю копейку. 

Вся коммуналка тянет в среднем на четыреста тысяч, импортные лекарства, эффективно помогающее при больных суставах, последний раз покупала три года назад, когда еще была жива мать. На две пенсии жить было легче, цены тогда еще не так кусались. Теперь же обходится менее действенными препаратами, которые также нельзя назвать дешевыми – одна упаковка стоит более 250 тыс. руб. Одежду носит вслед за дочкой, благо, размер позволяет. Мечтает купить пальто.

– О том, как буду жить на пенсии, я не задумывалась: молодость о старости не загадывает. Овощи продавать сперва было стыдно. Возить тележку, стоять за прилавком привыкала долго. Теперь на это смотрю проще – я ведь предлагаю людям продукты своего труда, чего стесняться. Надеюсь, что в следующем году и вообще в будущем буду ходить своими ногами и своим детям никогда не стану в тягость.

 

Абы хуже не стало

С Майей Федоровной, второй нашей собеседницей, можно хоть в огонь, хоть в воду, хоть в разведку. Возраст, а ее детство пришлось на военное время, характеру и темпераменту не помеха. Похоже, ее знают все Черемушки, многие уважают, а некоторые и побаиваются. За словом в карман эта бабушка не лезет и в свои годы она опасается разве что только милиционеров.

– Представляете, я немцев не боялась, а с нашими милиционерами лишний раз видеться не хочу. Гоняют они нас, окаянные, не дают лишнюю копейку капустой да бульбой к пенсии прибавить. После войны мы молоко возле первого общежития продавали, никто нас не трогал. А теперь, видишь, нельзя – надо на рынок ехать. А никто из них не подумал, как я и другие такие старые туда доберемся?

Пенсия у Майи Федоровны два четыреста с "маленьким хвостиком", живет одна. Стажа более 35 лет. Расходы планирует так: получая пенсию, сразу оплачивает коммуналку (в этом месяце 560 тысяч), закупает лекарства по списку, а что остается – растягивает на еду. 

Экономить приходится на всем, даже на самом необходимом. Выручает огород и сыновья, которые помогают его обрабатывать. Оптимизма бабуля не теряет, говорит, как-то проживем, абы хуже не стало.

 

Получил пенсию – расплатись с государством

Василий Георгиевич Бракеров к роли пенсионера пока только привыкает. На пенсию пошел летом, доходы резко уменьшились наполовину, постепенно учится жить по-новому. 

– Работал механизатором в ДЭУ-75, в последние месяцы зарплата была немногим более четырех с половиной миллионов. Пенсия – два семьсот, но ведь я уже знал, что на заслуженном отдыхе не смогу жить так, как раньше, поэтому заранее приобрел в квартиру все необходимое. Стажа у меня более сорока лет, из них около пяти лет – чистых морских суток. В молодости я ходил в море, повидал много стран. В советское время многие о таком могли только мечтать.

В течение всей жизни Василию помогает морская выучка. Отсюда и дисциплина: получил пенсию – расплатись с государством. Все обязательные траты, включая разговоры по домашнему телефону, обходятся в семьсот тысяч.

Мужчина часто звонит в другие страны, где живут друзья и родственники, Интернет пока не освоил, но собирается. Еда бюджетная, но без мяса наш собеседник не сидит: крылышки, окорочка, сосиски в холодильнике не переводятся. На лекарства уходит около двухсот тысяч, и то не каждый месяц.

"В общем, жить можно, но без излишеств, – убежден молодой пенсионер. – Чего ожидать, не знаю, главное, чтобы не стало хуже". 

Среди тех, с кем мы разговаривали, не оказалось людей, живущих на два миллиона в месяц и меньше. А ведь таких пенсионеров не мало. Наверное, без поддержки близких им не обойтись.

Галина Будная

Падзяліцца