аўт, 20.08.2019
USD2.05|EUR2.28|RUB3.08
Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Viber Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Instagram Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Аднакласніках Горкі, Дрыбін, Мсціслаў ва УКантакце Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Twitter Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Facebook Атрымлівай нашы навіны на e-mail

Общение с ним было незабываемым

29.11.2014 – 01:36 | 1042

Человек энциклопедических знаний, поэт, переводчик, любитель животных – Борис Магалиф.

Одна из последних фотографий Б.Магалифа. 2005 год.

Становится музыкантом

После возвращения в 1955 году из лагеря Б.Магалиф решил стать музыкантом.

В «Автобиографии», которая хранится в его личном деле в архиве БГСХА, он писал: «…музыка, которой я занимаюсь с детства, заявила о себе всё активнее, и я решил получить профессию музыканта…».

В 1955 году он поступил в Витебское музыкальное училище. Обучаясь в училище, работал преподавателем пения в Витебских средних школах, руководил оркестром кинотеатра «Октябрь».

Уже совсем в зрелом возрасте, в 1958 году, Борис Яковлевич Магалиф поступил в Белорусскую государственную консерваторию, где учился в одной группе с будущими известными композиторами И.Лученком и С.Кортесом.

Его сын Евгений вспоминал:

«Дипломной работой моего отца в Белорусской консерватории (он учился у профессора А.Богатырёва) стала оратория «Я – человек». Оратория состояла из нескольких частей, каждая из которых была написана на стихи известных поэтов.

В основе лежал диалог, спор Человека с Богом. В целом произведение было жизнеутверждающим. Средняя часть была написана на «Сонет №66».

«Сонет» в то время (начало 60-х годов) был известен в двух переводах: Б.Пастернака и С.Маршака. На пастернаковский перевод Д.Шостакович к тому времени уже написал музыку. Мой отец выбрал перевод С. Маршака… Вот к этой части оратории отца и придрались на выпускном экзамене. Видите ли, пытается очернить советскую действительность: «Всё мерзостно, что вижу я вокруг!». Поставили двойку. Конечно, не только это было причиной провала государственного экзамена, а ещё некоторые вещи и хохмы, которые мой отец проделывал во время учёбы в консерватории.

Он нажил себе врагов в лице нескольких преподавателей и ректора за то, что сочинил ехидную поэму о них и поместил в настенную газету. Также ему припомнили и то, что когда-то на картофельном поле, когда студенты сидели на вёдрах и отдыхали, он взял газету «Правда», подошёл к корове и громко читал ей передовую статью. Естественно, его «заложили».

И за всё это на нём отыгрались на госэкзамене. Отец, энциклопедически образованный человек, прекрасный музыкант, грамотнейший лингвист, нетерпимый к всякого рода хамству, безграмотности, несправедливости, конечно, стал бороться. Поехал к известным композиторам и функционерам Союза композиторов. Встретился с Д.Шостаковичем, Д.Кабалевским и Председателем Правления Союза композиторов СССР Т.Хренниковым.

Т.Хренникова отец знал лично, поскольку Хренниковы в молодости дружили с Магалифами в Ельце. И дед мой, и Хренников родились в Ельце, семьи хорошо знали друг друга, дружили. Половина Ельца лечилась у старших братьев моего деда – врачей. Хренников даже одно время был влюблён в кого-то из девушек нашей семьи. Когда Тихон Николаевич писал музыку к фильму «Дорога на Берлин» и захотел сам сняться в роли играющего на баяне (или аккордеоне?) матросика, мой отец учил его играть на кнопках левой руки.

Все композиторы дали положительные отзывы на ораторию, двойку отцу исправили и выдали диплом. Но отношения с правящей верхушкой Союза композиторов БССР были испорчены навсегда, произведения отца приобретались редко, и его так и не приняли в Союз композиторов Беларуси».

Между тем заметим, что Б.Я.Магалиф – автор музыки к шести спектаклям Витебского театра имени Я. Коласа, оратории в пяти частях, симфонической поэмы, более 200 песен на стихи С. Маршака, С.Наровчатова, А.Дементьева, М.Дарызо, А.Кулешова, А.Ставера, В.Вербы, М.Ясеня, А.Письменкова и др. Занимался переводами на немецкий язык. Он написал несколько песен на стихи горецких поэтесс Н.Ковалёвой и Л.Андреевой.

В 1963 году его приглашают на работу в Витебское музыкальное училище. Из книги «История Витебского музыкального училища (1918-1978)» (авт.сост. Е.М.Геращенко) мы узнаём, что он преподавал гармонию, сольфеджио, композицию, инструментоведение, белорусскую музыку). Он работал в училище до 1970 г. В «Истории…» отмечается, что «это был очень принципиальный и требовательный педагог. Он отличался большой эрудицией, необыкновенной памятью.

«Уроки его были увлекательными. Мы шли в класс Бориса Яковлевича с большим «творческим волнением», – вспоминает бывшая выпускница Магалифа С.В.Сидрякова. – Очень интересно проводил он уроки композиции.

Никто из нас не стал композитором, но мы никогда не стеснялись показывать ему свои далеко не совершенные сочинения. В каждом из них Борис Яковлевич находил «изюминку». Он вел активную творческую работу в городе: часто выступал с лекциями-концертами, с творческими отчетами. Все его концерты проходили при переполненном зале».

Его бывшая ученица Лидия Овчинникова, на сайте kino-teatr.ru, вспоминая о своём педагоге, писала: «Борис Яковлевич был прекрасным педагогом, преподавателем Витебского музыкального училища. С благодарностью и уважением вспоминаю его через многие годы».

Я переслал ей собранный материал о Б.Маналифе и получил ответ: «Большое спасибо Вам за предоставленный материал о Борисе Яковлевиче, я прочла его с большим интересом и очень многое узнала о своём преподавателе. В 1965-1966 годах он преподавал у нашей группы гармонию и другие предметы.

У меня остались добрые воспоминания об этом довольно сложном по характеру человеке. Он был к нам, студентам, очень требовательным, хотел, чтобы мы хоть что-то усвоили по его сложным предметам.

Многим студентам приходилось по три – четыре раза приходить повторно для получения оценок или зачётов, но это ничуть не умаляло нашего отношения к нему. Он никогда не воспринимал на экзаменах цветов и всегда переставлял их со стола на подоконник. Ходил постоянно в сером костюме, а зимой в куртке или пальто, но всегда в коричневой цигейковой шапке, очень быстрым, летящим шагом, а в шапке одно ухо было поднято, а другое обязательно опущено – его нельзя было не узнать даже издали. Я думаю, что этот стиль указывал на то, что он особенный, очень талантливый человек, а одежда не имеет большого значения.

Мы знали, что он снимается в кино, пишет музыку для нашего драмтеатра имени Якуба Коласа, но и не предполагали о его такой сложной личной жизни и таких обширных взаимоотношениях со знаменитыми людьми. Теперь мне понятно почему он избегал тесного общения с окружающими, а всю свою заботу отдавал своему "живому миру" – многочисленным птичкам, змейкам, жабкам (именно так он их называл), хамелеону и т.д.

Однажды он пришёл в учебный класс со своим постоянным портфелем и коробкой, в которой находились змеи. Одна из них, Зося, беспрекословно ему подчинялась. Оказывается, вечером он выступал со своими питомцами по областному телевидению, мы видели программу и очень удивились его таланту.

Борис Яковлевич был такой яркой личностью, что даже через многие годы я помню его так, как будто и сейчас вижу перед собой…».

Впоследствии Б.Магалиф преподавал в Гродненском музыкальном училище. В 1964-1968 гг. работал в городе Лиозно Витебской области, где создал тогда единственную в Беларуси сельскую филармонию.

Интересно, что в эти годы он не прерывал связи с киностудиями и снимался в кинофильмах: «Часы остановились в полночь» (1958), «Человек не сдаётся» (1960), «Рассказы о юности» (1961), «Циркачонок » (1979), «Свадебная ночь» (1980), «Полёт в страну чудес» (1986).

Из-за отсутствия жилья Б.Магалифу пришлось в 1971 году уехать из Белоруссии в город Салават в Башкирию, где он сразу получил трёхкомнатную квартиру. Но в 1979 году он вернулся в Беларусь и стал работать в Барановичах.

Работа в Горках

С 1980 года Борис Яковлевич работал в Горках, в Белорусской государственной сельскохозяйственной академии. Пригласил его приехать в Горки Г.Трояновский, директор открывшегося в академии Дворца культуры.

Некоторое время Б.Я.Магалиф работал в БГСХА деканом факультета общественных профессий, а затем десять лет был аккомпаниатором хора во Дворце культуры академии. Несколько лет жил в комнате в студенческом общежитии №3, затем ему дали однокомнатную квартиру в горецких Черёмушках.

Вскоре талантливого человека пригласили на работу преподавателем в Горецкую гимназию №1, в которой были открыты классы с эстетическим преподаванием.

На сайте этой гимназии отмечается: «Большой вклад в музыкальное образование учащихся гимназии внёс композитор и педагог, пианист-концертмейстер Борис Яковлевич Магалиф, который до последнего дня своей жизни работал в гимназии». Работал он также и в Горецкой вокально-хоровой школе.

Каждый, кто встречал Бориса Яковлевича, отмечал его энциклопедические знания. Он мог ответить почти на все вопросы, которые ему задавали.

Он легко решал кроссворды, простые и гигантские, в тысячу слов. Если что-то не знал и не мог найти в своих справочниках, часто звонил мне, так как у меня дома было несколько энциклопедических словарей.

Борис Яковлевич знал и любил поэзию, как западноевропейскую, так русскую и белорусскую. Помнил и читал наизусть стихи многих авторов. Писал стихи и сам. Вот одно из последних:

Пурим*

В век лжи, террора, СПИДа, тюрем

Мы не случайно брови хмурим

И с подозреньем глаза щурим,

В стишках и песенках – халтурим

Жрём химию, отраву курим,

Инакомыслящих – цензурим,

«Ашыпками» друг друга дурим,

о всякой чуши балагурим,

у Дверцы Счастья зря дежурим…

Назло цунамям, козням, бурям

Мы лаз сквозь беды всё ж пробурим

И встретим радость: тост за Пурим!

23 марта 2005 года

*(Пури́м (с иврита – жребий) – еврейский праздник, установленный, согласно библейской Книге Есфири (Эстер), в память спасения евреев, проживавших на территории Персидской империи, от истребления).

Он очень возмущался, когда в печати (газетах), особенно в поэтических сборниках, встречал откровенно слабые стихи. Когда ему несколько раз поручали рецензировать стихи молодых авторов, присланные на поэтический конкурс, проводимый Горецким райисполком, он делал разбор стихов очень тщательно.

Иногда молодые авторы обижались, но Борис Яковлевич говорил: «Зато будут сочинять потом хорошие стихи». Он мог бескорыстно редактировать первые поэтические сборники молодых авторов.

С 1997 года принимал активное участие в работе Горецкого еврейского культурно-просветительного общества. Членам общества на всю жизнь запомнилась его лекция-концерт о И.Дунаевском. Лекция была запланирована на 45 минут, но после 2–х часов решили продолжить её на следующий день.

С детства Борис Магалиф любил животных. И его квартира иногда, как он сам говорил, была «мини-зоопарком». Но в последние годы с ним остались только две лягушки – австралийские древесные. Их он научил «разговаривать» человеческим голосом. Они по команде открывали рот, а Борис Яковлевич тонким голосом говорил. Для них он ловил мух и разных насекомых. Поэтому по городу часто ходил с сачком. Для них он даже попросил у директора Горецкого машиностроительного завода, где руководил хором, телефон зеленого цвета.

Борис Яковлевич Магалиф умер 26 декабря 2006 года. До последней минуты не расставался с нотами, готовя к изданию сборник своих песен.

У Бориса Магалифа учился известный в Европе человек, Михаил Казиник. Затем он стал искусствоведом, скрипачом, профессором драматического института в Стокгольме и Высшей школы бизнеса Скандинавии, автором и ведущим телерадиокомпании СВS, членом Международной ассоциации писателей и публицистов, экспертом Нобелевского концерта.

В интервью в эфире «Новой волны» от 19 сентября 2007 года на вопрос ведущего «Кто из выдающихся людей поразил вас больше всего?» он ответил: «Из живых меня поразил человек, которого вы не знаете. Это Борис Яковлевич Магалиф... Его отца расстреляли, мать мучили в камере, а его самого отправили в лагерь для детей врагов народа (в детский дом – В.Л.), и он провел там все детство. Вышел, пожил немного, и в 18 лет его поместили уже в подлинные концлагеря, в том числе в Бутырку…

После чего поступил в консерваторию. Он был моим учителем гармонии. Это был уникальный человек. Очень жаль, что в те времена не было видеокамер и не было возможности записать его мысли и идеи.

Он мыслил такими афоризмами, такими категориями, такой поэзией, таким юмором! Это было все одновременно — и серьезно, и юмористично. Он мог самые высочайшие идеи подать на уровне юмора. Это был человек, который прошел все, ему испортили здоровье, но он остался остроумным, веселым, саркастичным».

А на сайте kino-teatr.ru Казиник написал: "Для тех, кто встречался в жизни с этим человеком, общение с ним было незабываемым. Он и в жизни был Актёром Актёрычем…".

Владимир Лившиц

P.S. Всех, кто знал Б.Я.Магалифа и работал с ним, автор просит поделиться воспоминаниями, которые будут использованы при дальнейшей работе над очерком про этого замечательного человека. Мой адрес: Lwm46@mail.ru

Начало статьи читайте:

Падзяліцца