пан, 26.08.2019
USD2.06|EUR2.28|RUB3.13
Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Viber Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Instagram Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Аднакласніках Горкі, Дрыбін, Мсціслаў ва УКантакце Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Twitter Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Facebook Атрымлівай нашы навіны на e-mail

Борис Магалиф в советских лагерях

27.11.2014 – 16:18 | 1181

В 21 год сын "врага народа" Борис Магалиф был арестован вторично...

Первые роли в кино. Второй арест

Два года Борис Магалиф учился на сценарном факультете, а в 1948 году перешёл на режиссерский. Учился в классе знаменитого режиссёра Сергея Герасимова.

В 1947 году Магалифа пригласили на съемки в фильмы «Рядовой Александр Матросов» и «Сельская учительница». В 1948 году он снялся в фильмах «Молодая гвардия» и «Повесть о настоящем человеке» вместе с известными артистами Р.Пляттом, Б.Бабочкиным, П.Кадочниковым, В.Марецкой и другими.

В фильме «Молодая гвардия» он играл немецкого офицера, поскольку обладал прекрасным берлинским произношением. Ведь он родился в Германии и десять лет там прожил.

Борис Магалиф в фильме «Человек не сдаётся» (1960 г.).

В январе 1949 года, в двадцать один год, Борис Магалиф был арестован вторично. Причин было несколько: во-первых, в это время началась борьба с «безродными космополитами», главным образом, с евреями. Не забудем и то, что был он сыном «врага народа», а кроме того, следователи записали его в распространителя сведений, порочащих вождя мирового пролетариата (якобы он сказал, что В.И.Ленин умер от сифилиса).

Критиковал он и кремлёвских руководителей. Эрлен Федин, который сидел с Б.Магалифом в одной камере на Лубянке, в своей книге «Филин на развалинах» (Спб., 2000) в главе «Бутырский факультет» пишет: «Сын дипломата Борис Магалиф родился в Берлине. Свободно владея немецким языком, в фильмах Герасимова играл офицеров Вермахта. Его отец расстрелян, но Борис попал на Лубянку не за папу, а по милости подруги. Студентка актерского факультета ВГИК, красавица, она с недоверием выслушала рассказ Бориса о сексуальных забавах кремлевских властителей. Промолчала. А на следующий день сказала:

«Борис, я сочла своим комсомольским долгом сообщить о твоем рассказе, кому следует».

Со следователем Борис был непочтителен, поплатившись за это двумя неделями Лубянского карцера. По обвинению в клевете на вождя народов получил десять лет. Уже поступая во ВГИК, Борис больше любил змей, чем людей, а после Лубянки он отдает хладнокровным тварям еще большее предпочтение…».

О какой будущей артистке идёт речь? Сын Магалифа, Евгений, узнал это, посмотрев в архиве ФСБ России дело отца. Он писал: «Второй раз отца арестовали в самом начале 1949, когда он был студентом ВГИКа, учеником режиссёра Герасимова. Донесла на него его коллега, студентка первого курса Клара Румянова. Да-да, та Клара Румянова, которая озвучивала роль Зайца в серии мультфильмов «Ну, погоди!». Она жива и прекрасно себя чувствует в Москве (она умерла в 2004 году – В.Л.). Очные ставки и допрос Румяновой от меня закрыли… но на следующих после очной ставки допросах отца следователь ему говорит: «На очной ставке Клара Румянова говорила то-то и то-то. Вы подтверждаете показания свидетеля Клары Румяновой?»

Да и сам отец прекрасно помнит, кто его «сдал», так сказать. Инкриминировали отцу подрыв советской власти, клевету на существующий строй, антисоветскую деятельность, клевету на вождя мирового пролетариата, т.е. В.И.Ленина. Отец всё отрицал и довольно успешно, на мой взгляд, выворачивался. Но это не спасло его от приговора по статье 58-10. Десять лет лагерей…».

В личном деле Б.Магалифа, которое хранится в архиве Белорусской государственной сельскохозяйственной академии, есть «Личный листок по учёту кадров». В нём рукой Бориса Яколевича написано: «с 1948 по 1955 гг.: музыкант разъездных бригад». А в графе – место учреждения, организации – «разъезды».

Что это были за «разъезды», нам известно: лагеря в Архангельской области. Но там его спасло умение играть на фортепиано и аккордеоне, освоил он и игру на трубе, тромбоне и флейте.

Б.Магалиф был в составе так называемой культурно-воспитательной части. Его сын Евгений писал, что «в лагере же он познакомился с Татьяной Окуневской, знаменитой поющей актрисой, и аккомпанировал ей на аккордеоне во время её выступлений. Там же Борис встретил свою будущую жену – мою маму. Её, студентку Смоленского пединститута, посадили за хранение неугодных власти стихов, сделали участницей студенческой подпольной организации, хотя она таковою не была».

Татьяна Окуневская

Татьяна Окуневская написала о Магалифе в своей книге.Татьяна Окуневская, советская и российская актриса, заслуженная артистка РСФСР (1914-2002) снималась в 26 кинофильмах. В 1937 году был арестован и расстрелян её отец. Саму Татьяну Окуневскую арестовали в 1948 году (реабилитирована в 1954 году), несмотря на то, что её мужем был любимец И.Сталина, писатель Борис Горбатов.

Она находилась в лагерях до 1954 года. Об этих годах написала книгу воспоминаний «Татьянин день», где рассказывает о Б.Магалифе:

«Привели милейшего, симпатичнейшего, прехорошенького Бориса Магалифа. Выглядит он почти мальчиком, хотя, как он гордо заявил, ему уже двадцать пять лет, сын дипломата, получил за границей отличное воспитание, умный, с юмором, веселый, как будто бы и не арестант, аккордеонист отличный, поскольку с детства обучался игре на фортепьяно, с абсолютным слухом. Вина его перед страной, в которой он родился, велика: он еврей и сын расстрелянного дипломата — десять лет.

Боря не просто весел, он счастлив, его глаза сияют: он влюблен и теперь сможет видеться с дамой своего сердца, очаровательной, совсем юной эстонкой, арестованной прямо в гимназии, и у Бори презабавный «заскок»: он обожает ужей, улиток, черепах, лягушек и при знакомстве воздержался кого-нибудь принести, а теперь на каждой репетиции таинственно вытаскивает из-за пазухи какое-нибудь чудовище, и я судорожно восторгаюсь, иначе у Бори тут же портится настроение, и еще он махровый антисоветчик и «не моги» ему ни в коем случае возражать, но работать с ним сладко, все понимает с полуслова, все может».

Далее она вспоминает про один из концертов, где ей аккомпанирует Магалиф: «Боря так волнуется, что и меня наэлектризовал. Отрепетировали ещё три мои песни…Воскресенье. День ласковый. Мы все разодеты в пух и прах. Конвой прислали полный, как для вывода на работу. Проходим мужскую вахту, до клуба-столовой метров двести… лагерь пуст, мертвый, ни души, тишина, и только один Боря торжественно выплывает из барака навстречу.

– Вот видите, какая у нас, у мужчин, дисциплина! Это не то, что вы, бабенки, – писк, визг! Постановили: никакого шухера, что в переводе на наш вшивоинтеллигентский жаргон означает ажиотаж!

Счастливый, сияет, выбрит до кожной клетчатки и одет (!!!) в белую крахмальную рубашку! Крахмальную! Где? Когда? Как? Кто смог ему её достать?
Рев, стон, закидали иван-чаем, какими-то нежными северными крохотными цветочками, все песни пришлось петь по два раза...»

Как видно, и в лагере Б.Магалиф держался независимо и свободно. И скоро Татьяне Окуневской пришлось с ним расставаться.

Она писала, что когда она заикнулась о Борисе руководителю коллектива, тот «… замахал на меня руками, чтобы я и рта не смела о нем открыть: майор Бориного имени слышать не может и приходит в такую ярость, что и человека, говорящего о нем, начинает ненавидеть… Представляю, что Борис, с его умом, остроумием, независимостью, мог ему наговорить и что о нем могли наговорить майору…».

Когда книга была опубликована, Татьяна Окуневская в мае 1998 года прислала её Б.Магалифу с автографом: «Дорогому моему сердцу, Борису Магалифу от каторжницы. Т.Окуневская. Москва».

Книга Татьяны Окуневской с автографом.

На первой странице также написано: «Боренька! Извини за долгую отсылку книги, но, правда же я совсем замотана и тороплюсь закончить вторую книгу, в которой будет фигурировать Ваша царевна–лягушка, а то вдруг протяну ножки! Нежный привет. Т.К.».

Владимир Лившиц

Продолжение читайте в статье "Общение с ним было незабываемым"

Начало читайте в статье "Он и в жизни был Актёром Актёрычем"

Падзяліцца