пан, 26.08.2019
USD2.06|EUR2.28|RUB3.13
Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Viber Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Instagram Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Аднакласніках Горкі, Дрыбін, Мсціслаў ва УКантакце Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Twitter Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Facebook Атрымлівай нашы навіны на e-mail

Заколдованный круг семьи Сафроновых

19.03.2014 – 23:25 | 777 | 17

В городе Горки семья пенсионеров на протяжении многих лет пытается узаконить фактическое владение одной из комнат своей квартиры. А всевозможные инстанции, вместо того чтобы помочь ветеранам труда, присылают вежливые ответы.

Заколдованный круг семьи Сафроновых из Горок.

Ректор разрешил

Семья почтенных пенсионеров Сафроновых – Василий Игнатьевич и Валентина Ефимовна – живут на первом этаже и в первом подъезде большого девятиэтажного дома, который находится по адресу проспект Интернациональный, 24. Свою небольшую двухкомнатную квартиру они занимают с 1981 года.

В этом подъезде на первом этаже, согласно проекта, некогда размещалась лифтовая, регулирующая работу подъемников в окрестных многоэтажных домах и студенческих общежитиях. В начале девяностых пульт управления лифтами был перемещен в другой дом, а бывшая семиметровая лифтовая комната оказалась никому не нужной и постепенно стала превращаться в удобный "клуб" для местных выпивох.

В январе 1993 года Валентина Ефимовна, работавшая в те годы в БГСХА, обратилась к тогдашнему ректору академии В.Шаршунову с просьбой разрешить присоединить бесхозную, запущенную комнату к их квартире. Ректор не возражал и дал семье Сафроновых согласие занять эти семь метров.

Тут следует отметить, что как раз в то время Василию Игнатьевичу срочно пришлось забирать к себе престарелую мать, которой было настоятельно рекомендовано покинуть загрязненную чернобыльским взрывом территорию. Пожилая женщина уже не могла жить одна, без помощи и опеки близких.

В семье Сафроновых жила также мать Валентины Ефимовны. Так что неожиданный вариант хотя бы минимального улучшения жилищных условий был весьма кстати.

Своими силами

Тогда еще полный сил и энергии глава большой семьи принялся за перепланировку. В новой маленькой комнатке семья за свой счет произвела капитальный ремонт: настлали пол, заменили оконный блок, пробили дверной проем из квартиры в комнату, заложив вход в нее из подъезда.

После того, как на подремонтированные стены были наклеены светлые обои, и комната обзавелась нехитрой мебелью, в ней стало возможным проживать одному из членов семьи.

Ведь как бы дружно ни жили люди, они все равно нуждаются в личном пространстве. Это общепризнанный психологами факт, который не нуждается в каких-то дополнительных аргументах.

На тот момент супруги Сафроновы и представить себе не могли, скольких сил, нервов, здоровья, времени потребуется потратить, чтобы узаконить эти семь метров, которые когда-то разрешил присоединить к квартире ректор.

Заколдованный круг семьи Сафроновых из Горок.

В середине девяностых жильцы этого дома занялись приватизацией. Сафроновы также подали заявление в ЖКХ академии. До сих пор Василий Игнатьевич точно не знает, почему площадь этой комнаты – 7,6 квадратных метров – не была в то время включена в площадь выкупаемой у государства квартиры.

Бумаги не жалко

С 1995 по 2009 год глава семьи неоднократно обращался в местные органы власти по поводу того, что фактическое владение этими несколькими метрами все-таки нужно оформить соответствующим образом.

"Мы с женой нормальные, законопослушные граждане, которые честно прожили всю жизнь. Оба трудились с ранних лет, в детстве пережили войну. Никогда ничего лишнего  у государства не требовали.

Поймите, мы хотим оформить эту комнату в собственность по всем правилам, чтобы и за нее так же, как за остальную квартиру, вносить коммунальные и прочие выплаты", – говорит заслуженный пенсионер.

Помните, уважаемые читатели, как в старом, всеми любимом советском фильме "Служебный роман" главный герой усыпает кабинет Людмилы Прокофьевны обрывками своих многочисленных заявлений об увольнении. При этом приговаривает: "Не подписываете – и не надо, бумаги мне не жалко, наша бумажная промышленность работает хорошо".

Заколдованный круг семьи Сафроновых из Горок.

Судя по нескольким толстым пачкам чиновничьих ответов, которые пенсионер копит и бережно хранит последние пять лет, бумажная промышленность и в нашей стране работает без проблем – чиновники бумагу явно не экономят.

Пять лет переписки

Дело в том, что, не добившись толку от местной власти, начиная с 2009 года, Василий Игнатьевич прошел по поводу своей проблемы все мыслимые и немыслимые инстанции, вплоть до администрации главы государства.

Мужчина надеялся, что хоть в какой-либо из них должностное лицо отменит формальный подход и вместо вежливого ответа, реально поможет решить проблему, которая столько лет не дает пожилым людям покоя.

Мы не будем утомлять читателя всеми нюансами долголетней переписки семьи Сафроновых со всевозможными инстанциями, отметим только одно: даже при беглом ознакомление с этими бумагами трудно не заметить, что некоторые ответы чиновников содержат информацию, противоречащую друг другу.

До сих пор бумаги курсируют по кругу, перенаправляясь из одной инстанции в другую, пятую, восьмую и т.д., но на благоприятное решение проблемы этот "круговорот веществ в природе" пока никак не влияет.

– Сперва мне отвечали, что помещение изолированное и его невозможно перевести из нежилого фонда в жилой. Хотя я знаю, что М.Никитенко, который в то время был директором УКПП "Коммунальник", как минимум дважды обращался в райисполком с предписанием о том, чтобы эту комнату перевели в жилой фонд. Значит, все таки есть такой механизм, ведь руководитель городского коммунального хозяйства, разбираясь в таких вопросах, не просил бы о заведомо невозможном. У меня есть копии тех бумаг.

Ничего не изменилось.

Потом мне стали говорить о том, что если мы хотим владеть этой комнатой, нам надо получить письменное согласие всех собственников жилья в нашем доме, – рассказывает Василий Игнатьевич.

Заколдованный круг семьи Сафроновых из Горок.

– Моя жена с соседкой за несколько дней обошли все 216 квартир, и, получив письменное подтверждение собственников, мы передали списки в райисполком. Там сказали, что списки, якобы, не полные и поэтому недействительные. И снова мы пошли по замкнутому кругу.

Надеются на человечность

– Знаю, что в Могилеве были такие дома, как наш, с брошенными лифтовыми и "колясочными". Но там ситуации, подобные нашей, решались без проблем – просто и быстро. Об этом мне рассказал один из многочисленных чиновников облисполкома, у которого я был на приеме. Он же посоветовал мне для разрешения проблемы обратиться в суд, – с грустью объясняет пенсионер.

– Обратился. Суд в рассмотрении дела мне отказал, с какой именно формулировкой – сейчас точно уже и не припомню. Просил помощи и у бывшего, и у действующего депутатов нашего парламента – их ответы никак на исход дела не повлияли.

Даже к помощнику Президента по Могилевской области Геннадию Лавренкову трижды обращался!

Весной 2013 года вступил в силу новый Жилищный кодекс. Те подписи-согласия, которые когда-то собирали пенсионеры у жителей дома, оказались так и невостребованными.

По словам Василия Игнатьевича, теперь им надо набрать уже две трети согласий собственников квартир в доме. Райисполком даже пошел навстречу немощным пенсионерам и своими силами попытался собрать подписи. Но в благом деле помешал формальный подход: часть квартир обошли, в другие – не смогли достучаться, кое-где согласие собственников получено не было. В итоге необходимого количества не собрали. На том и остановились.

Пенсионер сам обошел несколько квартир,  собрал недостающие подписи в свою поддержку, отправил, но ответа ждет до сих пор.

Вот такая, пересказанная очень кратко, в общих чертах, история.

Семья Сафроновых, несмотря на измотанные нервы и пошатнувшееся за все эти годы исканий правды здоровье, все-таки надеется на то, что чиновники разберутся в этой ситуации по-человечески и найдут механизм, по которому пенсионерам можно будет узаконить семь метрами жилья, которыми они фактически пользуются уже с 1993 года.

Галина Будная, газета "УзГорак"

Падзяліцца