пят, 23.08.2019
USD2.05|EUR2.28|RUB3.13
Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Viber Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Instagram Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Аднакласніках Горкі, Дрыбін, Мсціслаў ва УКантакце Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Twitter Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Facebook Атрымлівай нашы навіны на e-mail

Часовщик-самоучка из Дрибина практически даром отремонтировал все раритетные часы в кричевском дворце Потемкина

11.06.2019 – 20:14 | 735

Посетители дворца Потемкина в Кричеве отныне могут не только увидеть уникальные экспонаты, но и услышать, как звучат старинные – XIX века – часы. Приобретенные лет 10-11 назад, они до недавнего времени молчали. Руководство исторического музея, расположенного во дворце Потемкина, долгое время не могло отыскать мастера, который взялся бы запустить раритетные ходики. И вот такой человек нашелся. Александр Коробов по профессии не часовщик. С хронометрами, которым 50, а то и все 200 лет, он возится для души. И хотя скромно называет себя подмастерьем, на деле подарил вторую жизнь уже не одному десятку древних курантов. Теперь его стараниями наполнился новым звучанием и старинный дворец Потемкина – памятник архитектуры в стиле русского классицизма, построенный в XVIII веке.



Директор исторического музея Кричева Владимир Мищенко ведет меня по залам к ожившим часам:

– Напольные часы середины XIX века, сделанные в Германии, мы приобрели у антиквара. И они отсчитывали время. Но недолго. Пытались их чинить. Часовщики приезжали, смотрели, разводили руками. Один из столицы, правда, согласился попробовать их запустить, но за ремонт запросил 200 у. е. При этом не дал никаких гарантий. А ведь это не просто ходики, это антиквариат, за который мы в свое время в пересчете на валюту заплатили около 7 тысяч долларов. Поручить их мы могли только человеку, который вызвал бы у нас доверие.

О том, что музейщики мечтают вернуть к жизни древние хронометры, Мищенко говорил не раз – коллегам, туристам. И однажды случилось чудо:

– Месяца полтора назад, когда я в очередной раз водил по музею экскурсию, остановился у самых больших наших курантов и вслух размечтался, что однажды мы услышим их голос, часы "услышали" меня. К ним никто не прикасался, не заводил, а стрелки вдруг сдвинулись с места. Шли, правда, всего пару секунд. Но посетители замерли, и я услышал голос из толпы: "Я знаю толкового мастера – живет в Дрибине".

Так Мищенко познакомился с работником Дрибинского райисполкома Александром Коробовым. Старший инспектор землеустроительного отдела магии стрелок и цифр поддался лет 10 назад и за это время подарил вторую жизнь минимум полусотне старинных часов. Поэтому, когда его попросили поработать с дворцовыми, не оробел. Хотя признается: 

– Когда брал музейные раритеты, волновался. Это ведь такая ответственность!

Изначально Коробов увез в Дрибин из Кричева напольные немецкие часы и настенные – начала XIX века. Вспоминает:

– Месяц с ними возился, разбирал, чистил, смазывал, шлифовал, перепаивал детали. Немцы делали качественно, часы могли прослужить 200–300 лет. Но за любым механизмом уход нужен. Чистить хронометр надо хотя бы раз в 5–7 лет. А тут штифты, регулирующие запуск механического боя, обломаны, пружины сорваны с мест, латунь окислилась, покрылась зеленью, шестеренки сточены, из 5 струн остались 4. Чтобы ходики оживить, пришлось разбирать весь сложный механизм до винтика, обследовать каждую деталь, назначать "лечение". Над мелочовкой часами корпел: зубочисткой снимал грязь и ржавчину. Ведь если такая кроха заклинит – остановится весь механизм.

На отполированных напольных часах Александр разглядел заводской вензель. Оказалось, они выпущены на часовой фабрике Фридриха Мауте, очень популярной в XIX веке. Вторые часы – тоже XIX века – капризничали куда дольше и никак не хотели заводиться. Потому что были в удручающем состоянии и не чистились с момента рождения. Зато какой-то "мастер", когда-то пытавшийся их отрегулировать, сделал только хуже: повредил детали, кое-какие просто выломал, заменив гвоздями…

Александр признается:

– Ощущение, что он работал кувалдой и зубилом. Каюсь, был момент, когда я отчаялся. Думал, уже не верну их к жизни. Я ведь себя часовщиком не считаю, скорее подмастерьем. Но сдаваться не привык, пошел за советом к опытному могилевскому мастеру Игорю Журкину – потомственному часовщику, с 7 лет ходившему в подмастерьях у отца. Он подсказал, как выровнять детали, какие заменить, а главное – какой материал использовать, чтобы куранты зазвучали. Тонкостей в этой работе много.

Старинные дворцовые часы, возрожденные Коробовым, не просто идут. Они каждые полчаса отбивают ритм, а каждый час их бой сопровождается музыкальными переливами. Как говорят работники музея, после того как ходики запустили, дворец как будто ожил, наполнился особой атмосферой. И это, кстати, отмечают все посетители. 

А на днях Коробов подарил вторую жизнь дворцовым французским каминным и настольным часам XIX века: 

– Работать с ними было еще сложнее. Очень уж утонченные, хрупкие в них детали. К счастью, все получилось. 

 По словам Владимира Мищенко, плату за свою работу Коробов взял чисто символическую – чтобы покрыть расходы на поездки из Дрибина до Кричева. Александр Анатольевич признается:

– Мне интересно работать со временем. Тем более с раритетными механизмами. Их мне время от времени на починку привозят соотечественники. 



Коробов уже оживил настенные французские часы 1789 года, семейную реликвию минчанина – часы XIX века немецкой фирмы "Юнганс", голландские настенные ходики, которым 320 лет!

В его личной коллекции таких раритетов нет. Зато есть десятка два старых советских часов, которые он тоже отремонтировал. Говорит, когда ему удается "разговорить" хронометры, молчавшие десятки лет, он испытывает особый трепет. А еще признается, что часы научили его ценить жизнь: 

– Рядом с ними задумываешься о быстротечности бытия и о том, что время нельзя растрачивать впустую.

Ольга Кисляк, sb.by

Фото автора

Падзяліцца