сер, 21.08.2019
USD2.06|EUR2.28|RUB3.09
Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Viber Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Instagram Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Аднакласніках Горкі, Дрыбін, Мсціслаў ва УКантакце Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Twitter Горкі, Дрыбін, Мсціслаў у Facebook Атрымлівай нашы навіны на e-mail

Факты из жизни отца Ефима Шифрина: родился в Дрибине, учился в Витебске, работал в Орше, а с женой познакомился заочно

12.04.2019 – 08:31 | 7263

Знаете ли вы настоящее имя российского артиста эстрады, юмориста, актера и режиссера Ефима Шифрина? Оказывается, по паспорту он – Нахим, а родители в детстве звали его Фимочкой!

И еще один удивительный факт: несмотря на то, что Ефим (Нахим) Шифрин родился в Магаданской области, история его семьи тесно связана с белорусскими землями.

Родители родом из Могилевской губернии

Отца будущего известного актера звали Залман Шмуилович Шифрин. Родился он в 1910 году в местечке Дрибин Чаусского уезда Могилевской губернии (сегодня – Дрибинский район Могилевской области).

Родом из Могилевской губернии (местечко Ляды) и мама Ефима Шифрина – Раиса (Раша) Ильинична Цыпина.

Отец Ефима Шифрина дважды учился в Витебске

Залман Шифрин поступил в Витебский еврейский педагогический техникум в 1926 году. В своих мемуарах "Печальная рапсодия. Биография Залмана Шифрина" он вспоминал, что техникум находился на набережной Витьбы:

"В то голодное время техникум имел свою столовую: питание там было сравнительно хорошее и недорогое. Средства на него поступали из ряда стран, в том числе из США. Стипендию я получал 12 рублей в месяц и, питаясь в столовой, живя более чем скромно, с горем пополам мог на нее существовать. При техникуме были два общежития, расположенных на улицах Задувной (ныне Фрунзе) и Маломогилевской (ныне Калинина)", –  писал отец Ефима Шифрина.

Залман Шмуилович был активным участником драматического кружка, помогал составлять каталог книг на еврейском языке для городской библиотеки. Но из-за доносов осведомителей, которые сообщили администрации техникума, что он – сын нэпмана и не имеет права учиться в государственном учебном заведении, Залман Шифрин вынужден был уйти из учебного заведения по собственному желанию.

В Витебск он вернулся в 1931 году и поступил учиться на промышленное отделение в Витебский финансово-учетный техникум. Одновременно работал  бухгалтером на дрожжевом заводе, благодаря чему, по его воспоминаниям, жил лучше, чем большинство студентов:

В студенческих столовых кормили скудно, на предприятиях же, в рабочих столовых, было довольно сытно, да и хлеба там давали больше.

В техникуме Залман Шифрин был ответственным редактором настенной газеты, руководил счетным кабинетом, занимался различной общественной работой и любил театр:

"Часто бывал в театре, сидя обычно на галерке – по своему бюджету. Театр БДТ-2 располагался на площади Ленина. Был еще театр Тихантовского (так его называли по имени бывшего владельца), размещавшийся в небольшом уютном здании на Канатной улице, в скверике. Здесь ставили спектакли Государственный русский драматический театр, стационар которого находился в Бобруйске, минский еврейский театр под руководством Рафальского, приезжавший на гастроли", – писал Залман Шмуилович в своих мемуарах.

Но вновь начались доносы. В этот раз в администрацию стали приходить письма, что Залман Шифрин  – сын лишенцев и скрывает свое происхождение. Когда директору техникума в сельсовете в Дрибине подтвердили, что Шмуил Шифрин был лишен избирательных прав как нэпман, Залмана исключили из техникума.

Отец Ефима Шифрина работал в Орше

После того как Залман Шифрин отчислился из витебского еврейского техникума, он поступил на платные восьмимесячные счетоводо-бухгалтерские курсы в Оршу, но после их окончания не нашел работу по специальности, потому был вынужден вернуться в Дрибин к родителям.

Второй раз в Орше Залман Шмуилович оказался уже в 1930-х годах, устроился на работу бухгалтером-инструктором в Текстильшвейпром. Был активным общественником, членом ревизионной комиссии Оршанского райкома профсоюза, учился Московском заочном институте финансово-экономических наук.

Залман Шифрин и Оршанский отдел НКВД

Залмана Шмуиловича арестовали в августе 1938 года, обвинив в том, что он член преступной группы бундонцев, которая занималась шпионажем в пользу Польши.

О своем пребывании в застенках Оршанского отдела НКВД отец будущего артиста подробно описал в мемуарах "Печальная рапсодия. Биография Залмана Шифрина".

Камера:

"Маленькое помещение – всего несколько шагов в длину и в ширину – до отказу набито людьми. Сидят, кто на нарах, кто на полу в одних трусах. Жарко, дышать нечем, окна нет, лишь маленький волчок в двери, а над дверью включенная электрическая лампочка… Не было воды, и мы не могли даже умыться. О стрижке волос и говорить не приходится. По телу ползали полчища вшей".

Питание:

"Кормят так: утром – селедка, отчего постоянно мучает жажда, в обед – баланда, на ужин – чай и хлеб. Хлеба на сутки выдают 500 граммов".

Пытки:

"Иной раз нас заставляли надевать шубу (в августе!) и делать поклоны и приседания (больше сотни), да еще с грузом в руках. Это было похуже, чем зуботычины. Допросы начинались в 20 часов и продолжались до пяти утра… Пытки были изощренные. Били кулаками, ногами, нагайками, обливая терявших сознание водой, заставляли сутками стоять не шевелясь, при попытке присесть – удар, снова удар!.. После ночных допросов, как правило, возвращался я окровавленный, не в силах забраться без чьей-то помощи на нары".

Занимался Залманом Шифрином следователь Барух Гинзбург, который жил в Орше на Больничной улице. Черезе несколько месяцев был вынесен приговор – 10 лет за шпионаж сроком до 20 августа 1948 года.

Большую часть срока Залман Шмуилович провел в Магаданской области.

Заочное знакомство родителей Ефима Шифрина

Раисе Цыпиной "сосватали" Залмана Шифрина заочно. Сестра женщины работала учителем в оршанской школе с братом Залмана  –  Гесселем. Он и рассказал, что в ссылке отбывает срок хороший человек. Раиса Ильинична решилась первой написать письмо, Залман Шмуилович ей ответил и вложил свою фотографию.

Завязалась переписка, и в 1950 году женщина отправилась в Магаданскую область. Там Залман и Раиса поженились, у них родились два сына – Самуэль и Нахим (еще один мальчик умер при родах). Когда в 1956 году Залмана реабилитировали и освободили от поселения, Шифрины вместе с детьми переехали в Юрмалу.

Саша Май, vkurier.by

Падзяліцца